Патопсихология – задачи, причины, предмет, методы

Содержание

Что изучает патопсихологическое исследование?

Полученные данные анализируют и в заключении дают характеристику обнаруженных у больного особенностей памяти, внимания, мышления, присущих ему свойств. При различных заболеваниях нарушения могут касаться какого-то одного из этих процессов или всех сразу. Клинический психолог предоставляет заключение врачу, который на основании этого заключения может дифференцировать(отличить) одно заболевание от другого. Это имеет принципиальное значение, так как некоторые психические заболевания имеют схожие симптомы.

Особенно важным для изучения является мышление. При патопсихологическом тестировании явно дифференцируются разные нарушения мышления, такие как:

  • Затруднения в выделении общих или отдельных компонентов явления или процесса;
  • Скачкообразность, инертность, разорванность, вязкость мышления или его нелогичность;
  • Возможность мыслить конкретно, отсутствие резонерства(излишнее бессмысленное мудрствование), последовательности суждений;
  • Критичность мышления.

Критичность имеет решающее значение в процессе отличия патологических симптомов и условной нормы. Если у пациента имеются психические нарушения, то он может быть равнодушен к совершению ошибок при патопсихологическом исследовании, может ориентироваться на несущественные признаки при классификации понятий и предметов, резонерствовать(бесцельно рассуждать) относительно содержания заданий и т. п.

Когда назначается

Патопсихологическое исследование назначается при первичной, повторной или дифференциальной диагностике таких заболеваний, как:

  • шизофрения;
  • невроз;
  • эпилепсия;
  • умственная отсталость;
  • депрессия;
  • биполярное аффективное расстройство (БАР);
  • расстройство личности (психопатия);
  • старческая деменция и др.

Для каждой группы патологий существует собственный симптомокомплекс и типичные нарушения памяти, восприятия, мышления, внимания и поведения. Также по выраженности этих нарушений можно определить степень развития заболевания, а значит – назначить правильное лечение и реабилитационный курс. Повторное исследование помогает понять, насколько результативна назначенная терапия.

Помимо диагностики заболеваний, патопсихологическое обследование может назначаться для проверки трудоспособности, выявления личностных особенностей, важных для конкретного вида деятельности, то есть для определения талантов и способностей к определенному виду деятельности. По результатам исследования клиентам выдается заключение и рекомендации, при необходимости, желании назначается консультация со специалистом.

Психологическая диагностика

В практике патопсихологической диагностики применяются различные методы, чтобы подтвердить или точно установить те или иные явления. Искусственно создаются условия, в которые помещают человека, чтобы наблюдать за его действиями. Вычленяются отдельные акты, которые интересны наблюдателям для фиксации и подтверждения или опровержения теории.

Испытуемому в особых условиях ставится задачка, что он должен сделать, достичь или обдумать. Затем фиксируются, какие действия были предприняты. Если были совершены ошибки, то какого рода и почему.

Патопсихология относится к психологической науке, нежели к медицинской. Однако она использует научные медицинские данные для описания и формирования развернутой картины того, что происходит с человеком при выявлении тех или иных заболеваний.

Хоть патопсихология и психопатология являются близкими науками, их все же не стоит путать. Проблемы и задачи у обеих отраслей стоят разные:

  1. Психиатр занимается выявлением диагноза и назначением медицинского лечения для устранения проблемы.
  2. Патопсихолог занимается выявлением отклонений в психической деятельности, мышлении, трудоспособности, сохраненных функций и проводит психокоррекционную работу по восстановлению.

Также клиентами патопсихолога становятся дети и подростки при различных психических нарушениях:

  • Проведение судебно-клинической или воинской диагностики подростка при умственной отсталости.
  • Дифференциация детского аутизма и шизофрении.
  • Недобровольная госпитализация подростка с нарушениями поведения.
  • Выявление здоровой психики при наличии уже ранее поставленного диагноза, то есть опровержение или постановка нового диагноза по прошествии времени.

Немаловажным объектом в изучении патопсихолога являются эмоции и воля. Данная сфера также влияет на формирование личности, хотя сами люди могут это отрицать. Так, патопсихолог изучает, насколько сильно человек подвергается воздействию собственных эмоций, а также насколько сильно проявляется его воля в конкретных ситуациях.

Эмоции и воля значительно сказываются на любом человеке. Не обязательно быть больными, чтобы стать объектами патопсихологов. Дело в том, что все чаще развиваются различные психические отклонения в характере или поведении здорового человека по причине сильных переживаний и отсутствия волевых усилий. Здесь, как пример, можно рассмотреть ПТСР, который случается не только в военной обстановке или после катастроф, но и в ситуации семейного насилия или сексуального издевательства. А ведь данные факторы часто встречаются в обычных семьях психически здоровых людей.

Человек меняется под влиянием собственных эмоций, которые его подчиняют себе, а также отсутствия волевых усилий, когда человек полностью отказывается от контроля за ситуацией и собственными поступками. Подверженность влиянию собственных эмоций – одна из главных проблем современного общества. Вот почему актуальной становится тема того, как человеку контролировать собственные эмоции.

патопсихология

Хотя сами патопсихологи дадут ответ на данный вопрос. Они предлагают не контролировать свои эмоции, а управлять собой. Эмоции невозможно контролировать, поскольку они сами по себе возникают и проходят тогда, когда захотят. А вот управлять собой вполне возможно. Человеку предлагается обращать внимание на то, какие решения он принимает в том или ином эмоциональном состоянии и какие поступки совершает в данном конкретном случае.

Эмоции не следует контролировать. Их можно утихомирить лишь тем, что человек начнет сам себя успокаивать. Таким образом, даже в данном случае индивид управляет собой, а не эмоциями. Патопсихологи дают совет: отмечать, какие эмоции возникают в тот или иной момент, после чего решать, использовать их в качестве дополнительной энергии, стимулирующей энергию для совершения желаемых действий, или нет.

Отдельное внимание в качестве задачи патопсихологи акцентируют на тех изменениях, которые происходят с человеком после терапии, проведенной над ним. Ведь важно не столько то, каким человек пришел, а то, насколько эффективными оказались коррекционные методы, которые были направлены на устранение его патологического состояния.

Каждый специалист психологической направленности должен ориентироваться не на проблемы, с которыми человек к нему пришел, а на тот результат, которого нужно достичь после всех консультаций, манипуляций, тренингов и упражнений с ним. Если результат достигается, значит, все имеющиеся знания у психолога в отношении той болезни, с которой человек к нему пришел, являются верными и помогающими. Если же проведенная терапия не помогает человеку излечиться, значит, знания являются неполными либо неправильными.  А это уже говорит о том, что ученым в области патопсихологии необходимо дальше изучать ту проблему, с которой они пока что не способны справиться.

Для чего проводиться диагностика

Патопсихологическая диагностика необходима для определения возможных отклонений в развитии личности, умственного отставания и других патологий, незаметных в детском возрасте. Значительная часть подобных отклонений хорошо поддаются коррекции если своевременно начать лечение, интенсивные развивающие занятия и прочие мероприятия для стабилизации состояния.

Диагностика на данном этапе позволяет выявить все возможные нарушения, определить степень проблемы и разработать соответствующие меры. Таким образом, перечень диагностических мероприятий будет направлен на разработку последующего лечения.

Обратиться к специалисту для проведения процедуры, стоит при наличии подозрений на психологические отклонения или отставание в умственном развитии. Такими показаниями может быть рассеянное внимание, неспособность концентрироваться, отставание в речи, внешние признаки свидетельствующие о наличии патологических отклонений и многое другое. Прохождение диагностики может назначить педиатр или психолог во время прохождения планового осмотра у ребенка.

С чего начинается обследование

Как и при любом другом обследовании, все начинается с опроса и осмотра. Учитывая, что работы проводятся с детьми, в опросе участвуют родители ребенка. Нужно внимательно отвечать на вопросы учитывать особенности поведения ребенка, которые могли показаться незначительным, но на практике могут помочь диагностированию проблемы.

Далее проводиться стандартный осмотр, проверяется реакция на внешние раздражители, врач меряет пульс и давление. Это необходимо для фиксации общей картины состояния здоровья.

После окончания стандартной части обследования, специалист переходит непосредственно к методикам позволяющим определить патологию. На данном этапе, большое значение имеет опыт врачебного специалиста. У нас работают компетентные врачи, регулярно проводящие подобные обследования и способные выявить сложности и проблемы, если таковые имеются.

Применяемые методики

Методики патопсихологического обследования достаточно разнообразны, в данной сфере регулярно появляются нововведения, технологии корректируются для повышения эффективности. Основой являются игровые методики, при которых требуется:

  • Создать логическую последовательность действий;
  • Решить визуальную задачу одним или несколькими способами;
  • Охарактеризовать ситуацию словами или другим способом;
  • Проявить психологическую реакцию на то или иное событие.

Для проведения тестов используются наглядные материалы, карточки с изображениями, книги с иллюстрациями, куклы, фигурки и многое другое. В клинике имеется обширный перечень наглядных материалов для проведения подобных изысканий.

Результаты каждого теста фиксируются и оцениваются исходя из успешности его прохождения. Далее оценки вносятся в таблицу, позволяющую определить предполагаемые отклонения в развитии и психологические патологии у ребенка.

Немного о патопсихологической диагностике

Прежде, чем приступать к рассмотрению конкретных методов патопсихологической диагностики, давайте немного разберёмся с тем, что это вообще такое, и зачем нужно. В общем виде, патопсихологическая диагностика — это набор приёмов и методов, помогающих специалисту выявить определённые нарушения психической деятельности человека.
В психиатрической больнице диагностика делится на два этапа: один выполняет психиатр, а другой — медицинский психолог. В идеале, результаты должны совпасть, что, в свою очередь, по идее, обеспечивает большую объективность при постановке диагноза и разработке стратегии лечения. На деле всё не так радужно, и зачастую либо психиатр копипастит решение мед.психолога, либо последний спрашивает у него, что написать в заключении, но не будем о грустных реалиях отечественной психиатрии, а рассмотрим ситуацию в том виде, в каком она должны быть.
Психиатр в своей работе использует клиническую беседу (это официальный метод в медицине), на основании которой он ставит диагноз, пользуясь МКБ-10. В чём фишка МКБ, так это в том, что она имеет вполне внятные и чёткие критерии отнесения того набора феноменов, которые мы можем наблюдать в поведении пациента, к определённой нозологической единице. Там всё очень просто: если выполняются N признаков из M, то диагноз подходит. Если нет — ищи другой.
Мы (медицинские психологи) используем не только клиническую беседу, но и другие методы: структурированное интервью, личностные опросники, проективные тесты и т.п. Мы являемся более узкими специалистами, чем психиатры. С одной стороны, это позволяет нам видеть больше деталей в психической жизни пациента, а, с другой, не позволяет ставить диагнозы (поскольку у нас гораздо хуже подготовка в контексте соматических феноменов).
Вместо постановки диагнозов мы выявляем симптомокомплексы.

Патопсихологический симптомокомплекс – это относительно специфический паттерн (определенным образом организованный комплекс, структурированная совокупность) внутренне связанных, родственных по происхождению (патогенезу) и механизмам развития психологических феноменов (симптомов) – признаков нарушения поведения, эмоционального реагирования и познавательной деятельности, несущих информацию об уровне (глубине), объеме (тяжести) психического поражения и некоторых его нозологических характеристиках (диагностической «окраске») [8]

Или вот так:

Как и в психиатрии, в патопсихологии под синдромом понимают патогенетически обусловленную общность симптомов, признаков психических расстройств, внутренне взаимообусловленных, взаимосвязанных. В этом заключается большая диагностическая значимость синдромов по сравнению с симптомами. В диагностическом мышлении врача правильная квалификация синдрома является подступом к определению нозологической принадлежности заболевания. Каждый из патопсихологических синдромов включает в себя ряд симптомов. Совокупность симптомов есть синдром (симптомокомплекс). Синдром – обусловленное общим патогенезом устойчивое сочетание взаимосвязанных позитивных и негативных симптомов

Т.е., если говорить простыми словами, то симптомокомплекс — это такой набор взаимосвязанных и взаимно обусловленных искажений в работе психики, который развивается и существует как единое целое.
Пространство симптомокомплексов нелинейно отображается на пространство диагнозов по МКБ-10. Так, например, шизофренический симптомокомплекс может наблюдаться у людей, имеющими диагноз шизофрении (F.20), шизотипического расстройства (F21.8), шизоаффективного расстройства
Выделение симптомокомплекса полезно, во-первых, для контроля основного диагноза (если психиатр ставит пациенту шизофрению, а патопсихолог видит у него аффективно-эндогенный симптомокомплекс, то кто-то из них ошибается. Нужно перепроверять, использовать другие методы диагностики и вообще разбираться).
Во-вторых, сам выбор симптомокомплекса — это уже интерпретация. В процессе сбора сырых данных у нас в распоряжении оказывается достаточно большое количество параметров (как качественных, так и количественных), по которым мы можем отслеживать динамику лечения. Представьте себе: хронический шизофреник попадает в больницу с диагнозом F.20. Выходит из больницы он с тем же диагнозом. Но означает ли это, что ничего не изменилось?
Если больница нормально работает (что на деле не всегда так), то, разумеется, не означает: состояние «до» может характеризоваться наличием продуктивной симптоматики (бред, галлюцинации), а состояние «после» — неплохой компенсацией и социальной адаптированностью. И, вот, чтобы оценить количественно и качественно эти изменения, проводится повторное патопсихологическое исследование. И в рамках одного и того же диагноза больной получит два разных патопсихологических заключения.
Таким образом, результаты патопсихологической диагностики оказываются полезными в течение всего периода лечения (и даже после его окончания — во время скрининга): сначала с помощью них проверяют и уточняют диагноз, потом их используют как один из компонентов основания для назначения препаратов и немедикаментозной терапии (психотерапии, трудотерапии, арт-терапии и т.п.), а потом — для оценки успешности (или безуспешности) лечения.
Теперь, когда мы примерно определились, зачем проводится патопсихологическая диагностика, рассмотрим более детально сам предмет исследования.

1.1. Патопсихология как составная часть клинической психологии.

Патопсихология, наряду с соматопсихологией и нейропсихологией, является составной частью клинической психологии и в силу этого несет на себе все основные признаки, присущие клинической психологии в целом. Так же, как и вся клиническая психология, патопсихология относится к пограничным отраслям науки и практики, возникшим на стыке дисциплин, имеющих разные предметные области, но сходных по объекту и проблематике исследований. Если клиническая психология является областью, пограничной между психологией и медициной в целом, то патопсихология самым тесным образом граничит с особым разделом клинической науки и практики — психиатрией. Можно сказать, что патопсихология — это особый раздел психологии вообще и клинической психологии в частности, изучающий психику психически больных и аномальных людей.

Клиническая психология исторически возникла в связи с запросами клиники и, решая свои специфические задачи, служит целям клинической практики. То же самое и еще с большим основанием можно сказать о патопсихологии. Патопсихология как отрасль клинической психологии возникла одной из первых и развивалась наиболее интенсивно, особенно на ранних этапах существования клинической психологии, не случайно. Психиатрия и по сей день, несмотря на огромный интерес к ней, является наименее разработанной в теоретическом и наиболее сложной в практическом плане отраслью медицинской науки и практики, в наибольшей степени связанной с психологией. Это обусловлено тем, что ее предметом выступает особый класс заболеваний — психические расстройства, сущность которых проявляется во всевозможных нарушениях психики. Чтобы исследовать психические нарушения, необходимо хорошо разбираться в том, что представляет собой сама психика во всех ее многообразных проявлениях. Вот почему знание психологии столь важно для психиатрии. Об этом еще в 1876 г. писал И. М. Сеченов, отмечая, что психология, «очевидно, становится основой психиатрии, все равно, как физиология лежит в основе патологии тела» /6/.

Надо отметить, что в России между психиатрией и психологией всегда существовали самые тесные связи. В становление психологии как науки вообще и патопсихологии в частности самый существенный вклад внесли работы отечественных психиатров, таких, как В. М. Бехтерев, А. Ф. Лазурский, Г. И. Россолимо, С. С. Корсаков, В. П. Сербский, А. Н. Бернштейн, В. А. Гиляровский и др. Интересно отметить, что за рубежом первая экспериментальная психологическая лаборатория была открыта В. Вундтом в 1879 г. при Лейпцигском университете, а ее деятельность имела, скорее, научно-теоретический характер. В России же первые экспериментально-психологические лаборатории, начиная с открытой в 1885 г. В. М. Бехтеревым в Казани, работали при психоневрологических клиниках и помимо научно-исследовательской деятельности реализовывали прикладные аспекты, имеющие непосредственное отношение к практике оказания помощи психически больным людям

Методики диагностирования

Для повышения точности выносимого диагноза, применяется сразу несколько методик диагностирования. Все они построены на игровом взаимодействии или преподносятся в виде увлекательного занятия на проверку способности к логическому и последовательному мышлению.

Методики подбираются индивидуально, после осмотра и опроса родителей по поводу имеющихся жалом или замеченных отклонений. Индивидуальный подход является основополагающей частью методики диагностирования. Решение принимается по результатам проведенного комплекса исследований. Потребуется подсчитать набранные баллы и свериться с таблицей стандартов.

По результатам назначается необходимое лечение. В дальнейшем, диагностика может повторяться для отслеживания динамики изменений при восстановлении умственного и психического состояния ребенка.

Пройти процедуру можно в нашем центре, где работают специалисты, в том числе специализирующиеся на детских патологиях. Мы имеем необходимые материалы для проведения диагностических работ. Опыт сотрудников позволяет говорить о высокой эффективности диагностических мероприятий. Пройти назначенные терапевтические мероприятия также можно в нашей клинике. Мы можем предложить комплексное решение любой возникшей проблемы.

Свяжитесь с нами, для записи на прием к специалисту, согласования времени визита и прочих вопросов. Мы гарантируем прием без очередей и ожидания при наличии записи. Консультант клиники готов ответить на возникшие у Вас вопросы.

Круглосуточные бесплатные консультации

8 (495) 664-40-40

Мы будем рады ответить на все Ваши вопросы!

Частная клиника «Спасение» уже 19 лет осуществляет эффективное лечение различных психиатрических заболеваний и расстройств. Психиатрия – сложная область медицины, требующая от врачей максимума знаний и умений. Поэтому все сотрудники нашей клиники – высокопрофессиональные, квалифицированные и опытные специалисты.

Исследования мышления

В этом блоке мы исследуем, как ни странно, мышление. А точнее, ищем его нарушения. Или их отсутствие (что тоже может быть диагностично, например, по отсутствию замедления мыслительных процессов можно исключить наличие серьёзной эндогенной депрессии).
Основные типы нарушений можно описать следующим образом: нарушение операциональной стороны мышления, нарушение мотивационного компонента мышления, расстройство категориального строя мышления, снижение уровня обобщения.
У пациента может быть нарушена способность выделения главного и второстепенного. И на вопрос «что главное в автомобиле» он ответит «то, что он белый» или «то, что в автомобиле я ездил с отцом на рыбалку».
Возможны чрезмерные обобщения, когда больной не способен вообще выделить отличия у разных групп объектов, и в восприятии всё сливается в одну сплошную кашу.
Возможны соскальзывания, при которых больные, верно решая какое-либо задание или адекватно рассуждая о каком-либо предмете, больные неожиданно сбиваются с правильного хода мыслей из-за возникшей ложной ассоциации, а затем вновь способны продолжать рассуждение последовательно, не исправляя допущенной ошибки
К нарушениям мышления также относится резонёрство — склонность пациентов впадать в длинные, не имеющие отношения к предмету рассуждения, например: «пошёл я однажды в магазин, кстати, а вы знаете, что двери в магазинах делают из железа, а железо у нас добывали, когда я на Урале в армии служил, так вот, служба в армии — это вообще издевательство над человеком: как можно взять и забрать пацана на два года и т.д.» (пример вымышлен).
Существуют также мотивационно-обусловленные нарушения мышления, которые проявляются в нарушении иерархии потребностей: если утрировать, то, когда за пациентом гонится тигр, он думает не о том, как спастись, а о том, как философия Ницше повлияла на развитие партии большевиков.
Бывают ещё нарушения содержательной стороны мышления — идеи отношений («они за мной следят»), бред («я – внебрачный сын Путина и Меркель, я должен владеть миром») и т.д.
Для диагностики и оценки степени нарушенности мышления мы используем ряд стандартизированных и нестандартизированных методик оценки мышления,анализ речи пациента, структурированные интервью и клиническую беседу.

Исследования памяти

Тут всё просто: существует несколько видов памяти (даже не так, существует множество способов классификации памяти, в рамках каждого из которых можно выделить несколько видов). И практически каждый из них мы можем исследовать.
В практической работе я разделяю исследования непосредственного запоминания (когда мы просим испытуемого запомнить нечто, а потом, спустя время, воспроизвести) и опосредованного запоминания.
В первом случае стандартом de facto является методика «Десять слов»[14], при выполнении которого испытуемому пять раз подряд зачитываются десять коротких не связанных между собой слов, и после каждого раза его просят воспроизвести их в произвольном порядке. Долговременная память тестируется путём опроса испытуемого через час.
Опосредованное запоминание называется так потому, что испытуемому разрешается использовать ассоциации для облегчения запоминания: например, рисовать рисунки, на которых будет изображён образ, позволяющий лучше запомнить названное слово или словосочетание (для читеров: подписывать нельзя).
Фишка методов исследования опосредованного запоминания заключается в том, что помимо, собственно, памяти, они очень хорошо позволяют исследовать мышление (см. предыдущий раздел) [14]. Ниже я покажу пример.

Исследования интеллекта

О том, что такое интеллект, ведутся ожесточённые баталии, которые ещё очень далеки от завершения. Лично мне нравится в работе использовать т.н. G-фактор Спирмена — это величина, характеризующая «общий фактор интеллекта», который является культурально-независимым и проверяется невербальными методами. Но здесь предпочтения объясняются не столько теоретическими воззрениями, сколько наличием крайне удобного инструментария — прогрессивных матриц Равена (о которых поговорим ниже), способных показать адекватную оценку интеллектуальных способностей у людей, имеющих различное образование, культуральную принадлежность и т.д.
В качестве дополнительного инструмента я иногда использую тест ВекслераРезультаты этого теста уже зависят от уровня образованности и подготовки испытуемого, так что мы можем, сравнивая результаты по этим двум тестам, определить, например, степень педагогической запущенности (когда по Равену результат высокий, а по Векслеру — низкий).
Интеллект мы замеряем, во-первых, для выставления диагноза умственной отсталости, во-вторых, для оценки серьёзности органических повреждений, если они есть, а, третьих, для оценки нарушений интеллектуальной деятельности при шизофрении. Кроме того, от уровня интеллекта испытуемого зависит стратегия психотерапевтической или психокоррекционной работы с ним (некоторые не способны понять интерпретации, которые даёт психотерапевт).
Помимо общего интеллекта, мы измеряем ещё социальный и эмоциональный интеллект. Первый — это, говоря простым языком, способность корректно понимать поведение других людей. Второй — то же самое, но про эмоции.
Показатели по этим критериям важны для определения степени и характера нарушенности психических процессов, особенно, при шизофрении с её эмоционально-волевым дефектом.
Для исследования социального интеллекта я использую тест Гилфорда, а для эмоционального — тест ТАТ.

Исследования внимания

Внимание — это способность целенаправленного сосредоточения восприятия, и она тоже бывает нарушена. Оно может самостоятельно, помимо воли испытуемого «прыгать с объекта на объект», может истощаться и т.д.
Вообще, как правило, качественную оценку внимания можно дать просто на основании наблюдения за пациентом во время клинической беседы и последующего патопсихологического исследования. Но если мне требуется количественная оценка, я использую таблицы Шульте, счёт по Крепелину, пробу Мюнсбергера и т.д.
Внимание мы оцениваем для того, чтобы оценить степень органических нарушений, силу волевого снижения при шизофрении, выявить маниакальные и депрессивные фазы при БАР (как вспомогательный метод).
А ещё этими тестами классно отслеживать побочки от нейролептиков, транков и нормотимиков.

Тесты внимания. Таблицы Шульте

Довольно часто бывает необходимо протестировать внимание пациента. Проще всего сделать это, дав ему нагрузочное тестирование. Например, можно заставить его искать числа в таблицах Шульте.
Они представляют из себя карточки, на которых изображены таблицы размером 5 x 5 клеток. В каждую клетку вписано число от 1 до 25 включительно. Числа распределены в случайном порядке. Задача испытуемого — указать поочерёдно все числа от 1 до 25 за минимальное время. Такое задание даётся испытуемому пять раз подряд.
Наблюдая, как испытуемый выполняет это задание, о нём можно собрать довольно много информации: темп мышления (ускоренный, нормальный, замедленный), оценить концентрацию внимания, его устойчивость, истощаемость, тип реагирования и т.д. В норме на поиск всех чисел должно уходить 40 — 50 секунд.

Тесты интеллекта. Матрицы Равена

Количественные показатели интеллекта нам нужны для постановки диагнозов (особенно для определения градаций умственной отсталости), для определения степени развития шизофренического дефекта и т.д.
Лично я для этой цели использую прогрессивные матрицы Равена. Их фишка в том, что они измеряют интеллект именно как способность находить решения, а не как наличие каких-то знаний, подготовки в тех или иных областях и т.д.
Суть теста предельно проста: нужно подбирать картинку к последовательности. Например, вот так:
Патопсихология – задачи, причины, предмет, методы

Опять же, помимо, собственно, уровня интеллекта, можно оценить кучу других факторов: внимание, утомляемость, самообладание :)

Социальный интеллект. Тест Гилфорда

Этот тест показывает способность понимать и прогнозировать поведение других людей. Довольно часто бывает так, что интеллект (который в предыдущем разделе) сохранен и даже высок, а социальный интеллект — «как у табуретки» (характеристика, которую дала hdablin’у его психотерапевт).
Тест состоит из четырёх категорий, в трёх из которых нужно выбрать подходящую картинку. В первой части нужно выбрать окончание истории, во второй — картинку, которая выражает определённое состояние или чувство человека, в третьей — по имеющейся фразе определить, кто и кому мог её сказать и, наконец, в четвертой части — выбрать пропущенную картинку, чтобы получилась связанная история.
Пример картинок из первой части (тут нужно выбрать следующее действие):
Патопсихология – задачи, причины, предмет, методы

Этот тест достаточно неплохо показывает умение человека распознавать и использовать различные социальные сигналы и помогает при диагностике шизофрении и умственной отсталости.

Тесты мышления. Классификация предметов

Мышление можно исследовать не только через опосредованные воспоминания и ассоциации, но и непосредственно. Популярной методикой для этих целей является тест «Классификация предметов». Испытуемому предлагается 71 карточка, содержащая изображения различных предметов и задание сгруппировать их.
Если испытуемый задаёт вопрос о том, как именно их группировать, ему отвечают уклончиво — «как сочтёте нужным», «как вы считаете правильным» и т.п.
Карточки выглядят примерно так (на рисунке четыре разных карточки, а не одна с четырьмя предметами):
Патопсихология – задачи, причины, предмет, методы

Полный список карточек: моряк, детское платье, цветок мака, кузнец, термометр, жук, ножницы, ласточка, телега, лошадь, чернильница, арбуз, велосипед, белый гриб, лук, самолёт, тетрадь, доктор, грузовик, глобус, карманные часы, вишня, чашка с блюдцем, диван, ботинки, лиса, собака, стол, золотая рыбка, собака, кастрюля, ягнёнок, кровать, сантиметр, голубь, свинья, пила, штангельциркуль, лебедь, сосна, свёкла, груша, бутылка, этажерка, морковка, метла, лиственное дерево, уборщица, стакан, гриб мухомор, кошка, книги, ковшик, шапка-ушанка, коза, весы, бабочка, карп, гусь, яблоко, платяной шкаф, ребёнок, куртка, слон, ландыш, петух, медведь, лыжник, теплоход, слива.
Здоровые люди из этих предметов обычно собирают следующие группы: люди, измерительные приборы, учебные принадлежности, кухонная утварь, средства передвижения, одежда, мебель, овощи, грибы, фрукты, цветы, животные, птицы, инструменты, предметы быта.
Больные часто создают весьма причудливые объединения, например, уборщицу, шкаф, стол и телегу объединяют по признаку наличия в этих изображениях чего-то деревянного; или стол, этажерку, кошку, собаку и лошадь — потому, что у них четыре ноги и т.д.

Интегральный подход в оценке пациента

Итак, мы рассмотрели основные группы тестов, которые могут использоваться при проведении патопсихологического исследования. Теперь следует немного рассказать о том, как их результаты согласуются между собой.
Начало обследования происходит тогда, когда специалист видит пациента (когда последний входит в кабинет). Здесь используется метод наблюдения. Опытный психолог уже по первым секундам контакта может сделать некоторые предположения об испытуемом, и он их делает.
Далее проводится сбор анамнеза (ага, ещё раз, его собирают дважды — психиатр и психолог) и клиническая беседа.
В принципе, хорошему специалисту этого может быть достаточно для того, чтобы обоснованно выставить определённый симптомокомплекс, но для контроля и в целях исключения субъективных факторов проводится инструментальное тестирование.
На этом этапе психолог уже имеет некоторую модель психики испытуемого, и пытается её подтвердить, опровергнуть или уточнить. Он может провести структурированное интервью (от клинической беседы оно отличается наличием жесткого списка вопросов и балльной системы оценки ответов на них), после которого эта модель ещё более уточняется.
Далее, при проведении инструментального тестирования, могут либо появиться доказательства в пользу имеющейся гипотезы относительно устройства психики испытуемого, либо её опровержения. В последнем случае от специалиста требуется найти объяснение имеющимся расхождениям и включить это объяснение в следующую версию модели.
В общем, суть сводится к тому, что итоговые положения, которые лягут в основу выбора симптомокомплекса постоянно проверяются как на логическую совместимость между собой, так и с помощью использования разных методик.
Если, например, в СМИЛе у испытуемого низкие значения по шкале 3 (эмоциональной лабильности), а его несуществующее животное имеет огромный павлиний хвост, ресницы и всякие завитушки (признак демонстративности, который должен был бы проявиться в СМИЛе повышением по шкале 3), то что-то здесь не так.
И тогда нужно либо признать недостоверным результат СМИЛа (иногда шкалы валидности ничего не показывают, оставляя решение о валидности или невалидности профиля на усмотрение интерпретатора), либо понять, что эти завитушки — вовсе не завитушки, а какие-то органы, а хвост трактовать по второму из возможных значений (не как демонстративность, а как значимость сексуальной сферы), либо исследовать испытуемого на предмет симуляций / диссимуляций.
Да, в патопсихологии нет таких строгих и количественно однозначно определённых методов диагностики, как, например, в эндокринологии, но постоянные кросс-проверки позволяют добиваться вполне приемлемой точности.

Границы нормы или что считать психическим здоровьем

Всемирная организация здравоохранения выделяет следующие критерии психического здоровья:
• осознание и чувство непрерывности, постоянства и идентичности своего физического и психического «Я».
• чувство постоянства и идентичности переживаний в однотипных ситуациях.
• критичность к себе и своей собственной психической продукции (деятельности) и её результатам.
• соответствие психических реакций (адекватность) силе и частоте средовых воздействий, социальным обстоятельствам и ситуациям.
• способность самоуправления поведением в соответствии с социальными нормами, правилами, законами.
• способность планировать собственную жизнедеятельность и реализовывать эти планы.
• способность изменять способ поведения в зависимости от смены жизненных ситуаций и обстоятельств[22].
В принципе, я согласна с этими критериями. Но главным, на мой взгляд, является способность человека жить, не принося чрезмерных необоснованных сложностей ни себе, ни другим. Именно поэтому я считаю, что счастливый скомпенсированный (т.е. нашедший своё место в жизни и прочно в нём устроившийся) шизофреник здоровее несчастного невротика.
И да, не всегда и не все странности обязательно являются симптомом психического заболевания. Они могут быть полезны при диагностике, просто как источник информации, но если, к примеру, вы живёте в средней полосе России, но все ваши девушки — африканки, то это не причина считать вас больным. Современная психиатрия допускает довольно высокую степень вариативности поведения.

Патопсихологические методы исследования.

Патопсихологическое исследование включает в себя: беседу с больным, эксперимент, наблюдение за поведением пациента во время проведения исследования, сбор и анализ анамнеза, сопоставление экспериментальных данных с историей жизни исследуемого. Под экспериментами в современной психологии понимается использование любой диагностической процедуры для моделирования целостной системы познавательных процессов, мотивов и особенностей личности.

Основными задачами исследования в клинической психологии является обнаружение изменений отдельных психических функций и выявление (выделение) патопсихологических синдромов.

Под патопсихологическим синдромом понимают патогенетически взаимообусловленную и взаимосвязанную общность симптомов, признаков психических расстройств, к ним также относят совокупность поведенческих, мотивационных и познавательных особенностей психической деятельности больных, выраженных в психологических понятиях. В патопсихологическом синдроме отражаются нарушения различных уровней функционирования центральной нервной системы. На основании патопсихологических синдромов оцениваются особенности структуры и протекания психических процессов, приводящих к клиническим проявлениям — психопатологическим синдромам.

Патопсихологическое обследование и нарушение иерархии мотивов

Усложнение мотивов, их опосредование и иерархическое построение начинаются у ребенка уже в дошкольном возрасте и происходят дальше в течение всей жизни: мотивы теряют свой непосредственный характер, они начинают опосредоваться сознательно поставленной целью, происходит подчинение одних мотивов другим. Например, желание овладеть какой-нибудь профессией как общий мотив поведения включает в себя целый ряд частных: овладеть нужными знаниями, усвоить определенные навыки и многое другое. Каждая из этих целей в свою очередь разбивается в реальной деятельности на ряд более мелких, которые и определяют в каждом конкретном случае поведение человека. Поэтому деятельность человека отвечает всегда не одной, а нескольким потребностям и соответственно побуждается несколькими мотивами. Однако в конкретной человеческой деятельности можно выделить ведущий мотив. Именно он придает всему поведению определенный смысл.

Выявление ведущих мотивов патопсихологическим обследованием не устраняет необходимости мотивов дополнительных, непосредственно стимулирующих поведение, однако без ведущих мотивов содержание деятельности лишается личностного смысла. Именно этот ведущий мотив обеспечивает возможность опосредования и иерархии мотивов. Иерархия мотивов является относительно устойчивой и этим обусловливает относительную устойчивость всей личности, ее интересов, позиций, ценностей. Патологический материал позволяет проследить закономерности изменения мотивационной сферы человека, которые приводят к смене позиций, интересов, ценностей личности. Как нам кажется, наиболее отчетливо эти закономерности можно обнаружить у больных психическими заболеваниями, при которых процесс нарушения мотивов, установок и ценностей происходит достаточно развернуто, позволяя проследить его отдельные этапы. Одной из адекватных моделей для анализа оказались нарушения личности, выступающие при хроническом алкоголизме.

В качестве методического приема в этой работе был применен предложенный нами в 1965 г. метод патопсихологического обследования историй болезни в их сопоставлении с данными экспериментально-психологических исследований.

При таком подходе имеют место две группы фактов: одна из них касается нарушения иерархии мотивов, другая — способа формирования новой потребности (патологической).

Структуры иерархии мотивов не выводятся непосредственно из нарушений мозга, а проходят длинный и сложный путь формирования, при котором действуют механизмы, во многом общие с механизмами нормального развития мотивов.

Патопсихологическое обследование и нарушение смыслообразования

Слияние обеих функций мотива — побуждающей и смыслообразующей — придает деятельности человека характер сознательно регулируемой деятельности. Ослабление и искажение этих функций — смыслообразующей и побудительной — приводят к нарушениям деятельности.

Экспериментальные методы

Все сферы деятельности человека исследуются с помощью стандартного набора методик, среди которых самой важной является эксперимент. Под этим термином понимают условия, способные ярко проявить особенности психической деятельности определенного человека, созданные специально. В ходе эксперимента он выполняет несложные задания, для решения которых ему приходится «включать» обычный умственный процесс.

Благодаря данным патопсихологических исследований специалисты могут решить такие важные задачи:

  • выявить психические расстройства на ранней стадии;
  • подтвердить или опровергнуть предполагаемый диагноз;
  • определить, насколько глубок психический дефект;
  • оценить эффективность и результаты проводимого лечения психических заболеваний;
  • составить экспертное мнение в таких сферах, как медико-педагогическая и разного рода экспертизах – трудовой, военной, судебной.

patopsihologicheskoe_issledovanie
Также патопсихологические исследования проводятся в научных целях.
Специалисты-профессионалы нашего Психоэндокринологического центра проведут такое исследование, применив свои обширные знания и огромный опыт. К каждому пациенту врачи найдут особый подход.
Психологический эксперимент играет роль вспомогательного в общем клиническом обследовании обратившегося в Центр человека, содействуя психическому анализу и дополняя психический статус.

Проведение исследования

Сеанс патопсихологического исследования длится не более двух часов, а для пожилых и быстро утомляющихся пациентов – от 30 до 40 минут. Поэтому для получения полной картины эксперимент может растянуться на два – четыре дня. Время обследования может быть сокращено благодаря коррелирующимся между собой тестам или использованию нестандартизированных методов.

В Центре психоэндокринологии патопсихологическое исследование проводится в первой половине дня в специальном помещении. Наш специалист перед встречей с пациентом изучает историю его болезни, предъявляемую лечащим врачом. Последний знакомит психолога с особенностями психического состояния больного и ставит перед психологом конкретные вопросы, которые он бы хотел выяснить.

Достоверность результатов исследования зависит от того, насколько тесный контакт удастся наладить специалисту с пациентом. Наш сотрудник обязательно найдет нужный тон общения и доходчиво объяснит пациенту цель эксперимента, стараясь правильную мотивацию и значимость такого действа

В ходе выполнения тестов психолог внимательно следит за реакцией больного, его поведением, как тот воспринимает задание. Это учитывается при выведении результатов исследования, ведь данное поведение свидетельствует о его воле, адекватности, эмоциях, активности. Специалист будет всячески поддерживать интерес пациента к эксперименту, обсуждать его ход, давать разъяснения,

Оценки за выполнение заданий психолог выставляет с помощью таблиц-матриц, специальных трафаретов, графиков. Количественные оценки могут только указать на вероятность психической проблемы или снижения интеллекта у пациента. По своим наблюдениям психолог дает качественную оценку. Делая же окончательное заключение, специалист учитывает сумму этих оценок, плюс состояние пациента во время эксперимента, его отношение к эксперименту, а также имеющееся образование. В выводах классифицируется и отражается вся психическая деятельность пациента, прилагается его творческая продукция и высказывания.

Значение патопсихологического исследования для психотерапевтических вмешательств.

Большое влияние оказывают такие исследования на назначение и проведение психотерапевтических мероприятий: 
1) Выявляют личностные особенности пациента, от которых и отталкиваются в дальнейшем специалисты при подборе психотерапевтических методов и отношений. По его поведению в ходе эксперимента можно определить, готов ли он к лечению, каких ждать эмоциональных реакций и последствий психотерапии.
2) Помогают установить контакт с пациентом, найти подходящий язык общения с ним.
3) Позволяют узнать степень внушаемости больного и тем самым обозначить сроки проведения психотерапии.

Кроме вышесказанного, патопсихологические исследования сами по себе обладают отличным психотерапевтическим воздействием. Они, в большинстве случаев, повышают самооценку пациента, указывают на непомерно высокий уровень желаний, помогают поверить в собственные силы. Если такие эксперименты проводятся в ходе лечения еще раз, то сам больной видит и явно понимает улучшение своего состояния.

Патопсихологическое обследование и нарушение саморегуляции

Одним из важнейших индикаторов уровня развития личности является возможность опосредования, самостоятельного регулирования своего поведения.

Процесс опосредования совершается на разных уровнях психического отражения и зависит от многих детерминант: от содержания выполняемой деятельности, от ситуации, в которую данная деятельность включена, от целей, которые ставит перед собой человек, от степени иерархизации его мотивов , от самооценки, от восприятия людей, с которыми человек вступает в общение , от направленности личности .

Опосредствуя свое поведение, человек получает возможность вырабатывать новые способы действования, активности, новые мотивы. Поведение человека становится более произвольным и осознанным.

Патопсихологическое обследование и нарушение поведения

Понятие критичности носит в психиатрии неоднозначный характер; часто имеется в виду критичность к бреду, галлюцинациям и другим болезненным переживаниям. Особенно важен тот вид критичности, который состоит в умении обдуманно действовать, проверять и исправлять свои действия в соответствии с объективными условиями реальности. Нередко некритичность принимает особую форму, проявляясь в виде нарушений спонтанности поведения, инактивности. Подобное поведение на патопсихологических обследованиях мы часто наблюдали у больных с грубыми поражениями лобных отделов мозга. При поверхностном наблюдении эти больные производили впечатление относительно сохранных людей. Они усваивали предъявляемые им вопросы, были ориентированы в месте и времени, в общественных событиях, принимали участие в трудовых процессах, выполняли поручения, читали книги, запоминали прочитанное, слушали радио.

Однако при ближайшем наблюдении можно было отметить неадекватность их поведения. Вслушиваясь в их беседы с родными, можно было установить, что больные правильно отвечали на вопросы, но сами их не задавали, не интересовались жизнью своих близких, не говорили о своих планах на будущее.

Они сами не предъявляли жалоб, считали себя здоровыми, готовыми нести и дальше свои трудовые обязанности; лишь путем настоятельных опросов и бесед на патопсихологических обследованиях удалось выяснить, что у них имеют место головные боли и другие недомогания, которым они не придавали значения: «пустяки, поболит голова и пройдет», «чувствую некоторую слабость, отлежусь недельку и могу обратно пойти на фронт» — подобные фразы были частыми их высказываниями.

Соматическое состояние этих больных часто было хорошим.
Однако поведение этих больных обнаруживало патологические особенности. Адекватность их поведения была кажущейся. Так, они помогали сестрам, санитарам, если те их просили, но они с той же готовностью выполняли любую просьбу, даже если она шла вразрез с принятыми нормами поведения.

Так, на патопсихологическом обследовании больной К. взял без разрешения у другого больного папиросы, деньги, так как кто-то «его попросил сделать это»; другой больной Ч., строго подчинявшийся режиму госпиталя, «хотел накануне операции выкупаться в холодном озере, потому что кто-то сказал, что вода теплая».
Иными словами, их поведение, действия могли в одинаковой мере оказаться адекватными и неадекватными, ибо они были продиктованы не внутренними потребностями, а чисто ситуационными моментами.

Точно так же отсутствие жалоб у них обусловливалось не сдержанностью, не желанием замаскировать свой дефект, а тем, что они не отдавали себе отчета ни в своих переживаниях, ни в соматических ощущениях.
Эти больные не строили никаких планов на будущее: они с одинаковой готовностью соглашались как с тем, что не в состоянии работать по прежней профессии, так и с тем, что могут успешно продолжать прежнюю деятельность.

Больные редко писали письма своим родным, близким, не огорчались, не волновались, когда не получали писем. Отсутствие чувства горести или радости часто выступало в историях болезни при описании психического статуса подобных больных. Чувство заботы о семье, возможность планирования своих действий были им чужды. Они выполняли работу добросовестно, но с таким же успехом могли бросить ее в любую минуту. После выписки из госпиталя такой больной мог с одинаковым успехом поехать домой или к товарищу, который случайно позвал его. Действия больных не были продиктованы ни внутренними мотивами, ни их потребностями. Отношение больных к окружающему было глубоко изменено. Это измененное отношение особенно отчетливо выступает, если проанализировать не отдельные поступки больного, а его поведение в трудовой ситуации.

Трудовая деятельность направлена на достижение продукта деятельности и определяется отношением человека к этой деятельности и ее продукту.
Следовательно, наличие такого отношения к конечному результату заставляет человека предусматривать те или иные частности, детали, сопоставлять отдельные звенья своей работы, вносить коррекции. Трудовая деятельность включает в себя планирование задания, контроль своих действий, она является прежде всего целенаправленной и сознательной. Поэтому распад действия аспонтанных больных, лишенных именно этого отношения, легче всего проявляется в трудовой ситуации обучения.

Патопсихологическое обследование и особенности личности

Свойства характера формируются прижизненно, как в норме, так и в патологии. Важны условия, приводящие к аномалии мотивов. Болезнь же создает условия для этой аномалии.

Патопсихологическое обследование нарушений восприятия

Восприятие следует рассматривать как перцептивную деятельность, характеризующуюся обобщенностью и мотивированностью.
Восприятие может оказаться нарушенным в разных характеристиках деятельности — в нарушении обобщения, личностной обусловленности. Эти нарушения проявляются в затрудненности узнавания, в искажениях воспринимаемого материала, в обманах чувств, ложных узнаваниях, в перестройках мотивационной стороны перцептивной деятельности. Остановимся на некоторых из них.

Методики оценки психических функций.

Внимание — таблицы Шульте, корректурная проба, счет по Крепелину, методика Мюнсберга, пробы на переключение, отсчитывание.

Память — тест десяти слов, метод пиктограмм, тест «оперативная память».

Восприятие — сенсорная возбудимость, пробы Ашафенбурга, Рейхарда, Литмана.

Мышление — тесты на классификацию, исключения, силлогизмы, аналогии, обобщение, выделение существенных признаков; ассоциативный эксперимент; проблема Эверье; пиктограмма; тест дискриминации свойств понятий.

Эмоции — тест Спилберга, шкалы тревоги Тейлора, Норакидзе, опросник САН, метод цветовых выборов Люшера.

Интеллект — тест Равена, тест Векслера, вербальный тест Айзенка.

Исследование нарушений внимания

Для выявления расстройств внимания наиболее часто используются патопсихологические методики оценки внимания по таблицам Шульте, корректурная проба, счет по Крепелину. Пробы на переключение используются для изучения подвижности психических процессов, установления степени сохранности словарного запаса и т.д.

Таблицы Шульте представляют собой набор цифр (от 1 до 25), расположенных в случайном порядке в клетках. Испытуемый должен показать и назвать в заданной последовательности (как правило, возрастающей от единицы до двадцати пяти) все цифры. Предлагается подряд четыре-пять неидентичных таблиц Шульте, в которых цифры расположены в различном порядке. Психолог регистрирует время, затраченное испытуемым на показывание и называние всего ряда цифр в каждой таблице в отдельности. Отмечаются следующие показатели: 1) превышение нормативного (40-50 с) времени, затраченного на указывайте и называние ряда цифр в таблицах; 2) динамика временных показателей в процессе обследования по всем пяти таблицам

По результатам данного теста возможны следующие характеристики внимания испытуемого:

Внимание концентрируется достаточно — если на каждую из таблиц Шульте испытуемый затрачивает время, соответствующее нормативному.

Внимание концентрируется недостаточно — если на каждую из таблиц Шульте испытуемый затрачивает время, превышающее нормативное.

Внимание устойчиво — если не отмечается значительных временных отличий при подсчете цифр в каждой из четырех-пяти таблиц.

Внимание неустойчиво — если отмечаются значительные колебания результатов по данным таблиц без тенденции к увеличению времени, затраченного на каждую следующую таблицу.

Внимание истощаемо — если отмечается тенденция к увеличению времени, затрачиваемого испытуемым на каждую следующую таблицу.

Методика счет по Крепелину была предложена E. Kraepelin в 1895 году для исследования работоспособности и утомляемости. Испытуемому предлагается складывать в уме ряд однозначных чисел, записанных столбцом. Результаты оцениваются по количеству сложенных в определенный промежуток времени чисел и допущенных ошибок.

Методика отсчитывание также была предложена E. Kraepelin. При ее использовании возможна оценка осуществления счетных операций и состояния внимания. Исследование заключается в отсчитывании от 100 или 200 одного и того же числа (предпочтительно 7 или 13). Обследуемого предупреждают, что считать он должен про себя, а вслух называть полученное при очередном вычитании число.

Корректурная проба впервые была предложена Bourdon в 1895 г. и используется для выявления устойчивости внимания и способности к его концентрации. Исследование проводят при помощи специальных бланков, на которых приведен ряд букв (или цифр), расположенных в случайном порядке. Инструкция предусматривает зачеркивание обследуемым одной или двух букв по выбору исследующего. При этом через каждые 30 или 60 секунд исследователь делает отметки в том месте таблицы, где в это время находится карандаш испытуемого, а также регистрирует время, затраченное на выполнение всего задания.

Интерпретация та же, что и при оценке результатов по таблицам Шульте. Нормативные данные по корректурной пробе — 6-8 минут при 15 ошибках.

Методика Мюнстерберга предназначена для определения избирательности внимания. Она представляет собой буквенный текст, среди которого имеются слова. Задача испытуемого — как можно быстрее считывая текст, подчеркнуть эти слова. На работу отводится 2 минуты. Регистрируются количество выделенных слов и количество ошибок (пропущенных или неправильно выделенных слов).

Нарушения внимания по типу нарушений концентрации и устойчивости внимания, быстрой истощаемости, трудностей переключения внимания более характерны для экзогенно-органической патологии. Сходные проявления нарушений встречаются при неврозах. Для эндогенных психопатологических расстройств нарушения внимания не являются специфичными (они вторичны по отношению к другим психопатологическим феноменам). Однако, по данным многочисленных исследований, нарушения активного внимания при сохранном пассивном внимании характерны для шизофрении. У больных шизофренией нарушен механизм фильтрации, что можно заметить в экспериментах на помехоустойчивость (методика Мюнстерберга).

Расстройства внимания патогномоничны для больных с патологией центральной нервной системы, церебральным атеросклерозом, гипертонической болезнью и при других заболеваниях, сопровождающихся общемозговыми явлениями (нейроинфекции, нейроинтоксикации). Нарушения внимания встречаются при соматических заболеваниях, сопровождающихся выраженным болевым синдромом и другими яркими клиническими проявлениями.

Исследование нарушений памяти

Расстройства памяти разной степени выраженности наблюдаются при большинстве психических заболеваний, они наиболее выражены при органическом поражении головного мозга. При исследовании памяти оценивают функциональное состояние, активность внимания, истощаемость психических процессов, динамику мнестической деятельности. Методики для исследования памяти чрезвычайно просты и не требуют дополнительной аппаратуры.

Исследование «оперативной памяти». Для запоминания предъявляются 10 рядов по 5 чисел в каждом. Необходимо запомнить их в порядке называния, затем сложить первое число со вторым, второе с третьим, третье с четвертым и т.д. в каждом ряду. Числа зачитываются один раз. Нормальным является не менее 30 правильно названных сумм.

№ ряда Числа

1. 5 2 7 1 4

2. 3 5 4 2 5

3. 7 1 4 3 2 и т. д. — 10 рядов.

«Запоминание 10 слов». Методика используется для изучения непосредственного кратковременного, долговременного, произвольного и непроизвольного запоминания. Обследуемому зачитывают десять слов, подобранных так, чтобы между ними было трудно установить какие-либо смысловые отношения (гора, игла, роза, кошка, часы, вино, пальто, книга, окно, пила). После зачитывания предлагается воспроизвести слова в любом порядке. Затем слова зачитываются повторно. Нормальным считается воспроизведение 10 слов после 4-5 повторений, при тренированной памяти — после 2 повторений. Через 20-30 минут испытуемому предлагается воспроизвести эти слова в любом порядке.

Выделяют следующие показатели: 1) количество воспроизведенных слов; 2) динамику воспроизведения слов (кривая произвольного запоминания).

Результаты теста свидетельствуют о следующих особенностях запоминания:

— Непосредственное запоминание не нарушено — если обследуемый непосредственно после зачитывания десяти слов воспроизводит в четырех-пяти попытках не менее 7 слов.

— Непосредственное запоминание нарушено — если обследуемый непосредственно после зачитывания десяти слов воспроизводит менее 7 слов. Чем меньше слов воспроизводится, тем более выраженными признаются нарушения непосредственного запоминания.

— Долговременная память не нарушена — если через 20-30 мин без предварительного предупреждения обследуемый воспроизводит не менее 7 запоминаемых слов.

— Долговременная память снижена — если через 20-30 мин без предварительного предупреждения обследуемый воспроизводит менее 7 запоминаемых слов.

Проба на ассоциативную память. Зачитываются 10 пар слов с легко устанавливаемыми смысловыми связями, затем повторяется первое слово каждой пары, а обследуемый должен назвать второе.

ПР.: река-море, яблоко-груша, гармонь-гитара, утро-вечер, брат-сестра, золото-серебро, пальто-шапка, голубь-ворона, автомобиль-троллейбус, книга-тетрадь.

Нормальным считается выполнение пробы после двух повторений.

«Пиктограмма» (опосредованное запоминание) — методика направлена на исследование особенностей опосредованного запоминания, его продуктивности, особенностей мыслительной деятельности и включает в себя предъявление испытуемому для запоминания 10- 15 понятий, которые он должен нарисовать так, чтобы впоследствии по рисунку вспомнить заданные понятия. Через 40-60 мин обследуемому предлагается по рисункам воспроизвести заданные слова.

Примеры набора слов и словосочетаний:

1. 1) веселый праздник, 2) тяжелая работа, 3) развитие, 4) вкусный ужин, 5) смелый поступок, 6) болезнь, 7) счастье, 8) разлука, 9) дружба, 10) темная ночь, 11) печаль.

2. 1) глухая старушка, 2) война, 3) строгая учительница, 4) девочке холодно, 5) слепой мальчик, 6) богатство, 7) голодный человек, 8) побег, 9) надежда, 10) зависть, 11) веселая компания.

Интерпретация результатов сходна с тестом десяти слов. Особенности опосредованного запоминания выражаются в рисунках обследуемого.

Выделяют 5 вариантов изображений:

Абстрактные изображения — линии, не оформленные в какой-либо узнаваемый образ; Знаково-символические — в виде знаков или символов (геометрические фигуры и т.д.); Конкретные — конкретные предметы; Сюжетные — изображения объединены в какой-то сюжет; Метафорические — изображения в виде метафор.

Анализ образов «пиктограмм» позволяет судить о характере ассоциаций обследуемого.

Оцениваются: 1) особенности выполнения рисунков (величина, завершенность, их обрамление, подчеркивание, наличие уточняющих линий, отличия и сходство рисунков, относящихся к различным понятиям); 2) расположение рисунков на листе; 3) принципы запоминания; 4) оригинальность или стандартность.

Выделяют варианты изображений:

Стандартные образы — если рисунки совпадают с культурально обусловленными (например, изображение флагов, шаров для запоминания понятия «веселый праздник»).

Атрибутивные образы — если при изображении понятий используется принадлежность к чему-то, то есть преобладают рисунки, отражающие неотъемлемую часть понятия (например, изображение блюд, ассоциирующихся с «вкусным ужином»).

Конкретные образы — если рисунки содержат предметы или явления, непосредственно связанные с ситуацией (например, лежащий в постели человек при изображении понятия «болезнь»).

Метафоры — если при изображении понятия используются конкретные образы, прямо с ним не связанные и использующие абстрагирование (например, туча, закрывающая солнце при изображении «болезни»).

Индивидуально значимые образы — если при изображении понятий используются значимые для данного человека образы (например, ребенок на понятие «счастье»).

«Органичность» графики — если в рисунках преобладают незаконченные линии, штриховка в тех случаях, когда предполагаются завершенность (круг), повторные линии, персевераторные включения.

Грубая органическая графика — если преобладают макрографии, подчеркивание, обрамление рисунков, чрезмерная стереотипия рисунков.

Геометрические изображения — если понятия запоминаются с помощью геометрических фигур.

В норме преобладают конкретные, атрибутивные, стандартные упорядоченные образы.

Для органических поражений головного мозга характерны стереотипии, упорядоченность, подчеркнутая аккуратность изображений, незавершенность линий, штриховка, подчеркивание, обрамление изображений. При шизофрении преобладают вычурные, абстрактные образы, буквенное изображение, геометрические фигуры, атипичное расположение рисунков.

Нарушения памяти, как и нарушения внимания, входят в структуру экзогенно-органических расстройств, нередко они сопутствуют невротическим нарушениям. Для астенических состояний различного генеза (чаще соматического) типичными оказываются истощаемость и ослабление запоминания к концу исследования. При умственной отсталости наблюдается равномерное снижение непосредственной и оперативной памяти.

Для старческих деменций характерны нарушения механической и ассоциативной памяти на фоне истощаемости и резко выраженных расстройств запоминания. Нарушения мнестических процессов при шизофрении не типичны и носят модально-неспецифический характер. Для маниакальных состояний характерны гипермнезии.

Исследование нарушений восприятия

Нарушения восприятия в меньшей степени, чем расстройства других сфер психической деятельности, поддаются патопсихологической оценке. Это связано с субъективным характером переживания нарушений восприятия. При исследовании восприятия выявляются скрытые расстройства. В пробе Ашафенбурга обследуемому предлагается разговаривать по телефону, который предварительно отключен от сети. В пробе Рейхардта обследуемому предъявляется чистый лист бумаги и предлагается рассмотреть то, что на нем нарисовано. В пробе Липмана после надавливания на веки обследуемого предлагается сказать, что он видит. Эти пробы направлены на выявление галлюцинаторных или иллюзорных образов. При анализе проб нельзя исключать возможное внушение галлюцинаторных феноменов.

При исследовании сенсорной возбудимости обследуемому предлагают всмотреться в рисунки «движущиеся квадраты» и «волнистый фон», состоящие из расположенных в определенном порядке и ракурсе квадратов и линий, пересекающих геометрические фигуры. Затем предлагается подсчитать количество квадратов в каждом ряду или неясно нарисованные фигуры. Анализируются субъективные ощущения, возникающие в процессе эксперимента, возможный иллюзорный и стереоскопический обман.

Исследование нарушений мышления

Нарушения мышления часто встречаются при психических заболеваниях. Клинические варианты расстройств мышления патогномоничны для шизофренического процесса и наиболее ярко проявляются при проведении патопсихологического обследования. Характерны такие симптомы, как: соскальзывание, разорванность, разноплановость мышления, опора на латентные признаки и др.

Основными методами исследования мышления являются тесты на классификацию, исключение, выделение существенных признаков, аналогии, обобщение, ассоциативный эксперимент, проблема Эверье, пиктограмма.

Методика «Классификации» применяется для исследования процессов обобщения и отвлечения, последовательности суждений. Впервые она была предложена K. Goldstein (1920) для исследования больных с афазиями. Модифицированная методика включает набор карточек с изображением животных, растений и предметов. Изображения могут заменяться надписями. Предлагается разложить карточки на группы так, чтобы они содержали однородные предметы и могли быть названы обобщающим словом.

Оцениваются: 1) число этапов, затраченных на окончательную классификацию предметов (выделяются три группы — животные, цветы, неодушевленные предметы); 2) принципы классификации.

Особенности мышления:

Конкретное мышление — если обследуемый объединяет предметы в конкретные ситуационные группы (например, пальто со шкафом, «пальто вешают в шкаф»).

Излишняя детализация — если обследуемый выделяет дробные группы (например, «одежда зимняя, летняя, одежда на выход»).

Опора на латентные признаки — если в классификации делается упор на незначимые, скрытые признаки понятий (например, в одну группу объединяются автобус и слон, так как оба «большие»).

На основании методики классификации понятий возможно подтверждение клинически выявляемых специфических расстройств мышления. Конкретность мышления может подтверждать наличие органически обусловленных психических расстройств, склонность к излишней детализации — эпилептический характер ассоциативных нарушений, опора мышления на латентные признаки — нарушения мышления шизофренического спектра.

Методики «Исключения», «Обобщения понятий», «Выделения существенных признаков», «Аналогии» применяются для определения особенностей мышления при различной психической патологии.

«Исключение понятий» позволяет оценить уровень процессов обобщения и исключения, способность выделять существенные признаки предметов. Существуют вербальный и невербальный варианты методики.

Предлагается из четырех предметов/слов исключить один предмет или слово, которые не подходят к остальным, сходным по общему для них признаку. Анализ методики сходен с методикой классификации понятий.

Примеры стимульного вербального материала:

КОШЕЛЕК ПОРТФЕЛЬ ЧЕМОДАН КНИГА

ЧАСЫ ВЕСЫ ОЧКИ ТЕРМОМЕТР

ИНЕЙ ПЫЛЬ ДОЖДЬ РОСА

ЛОДКА ТАЧКА МОТОЦИКЛ ВЕЛОСИПЕД

САМОЛЕТ ГВОЗДЬ ПЧЕЛА ВЕНТИЛЯТОР

БОЧКА БАБОЧКА ТРУБА ОЧКИ

ЯБЛОКО КНИГА ШУБА РОЗА

Для проведения невербального варианта необходимы наборы карточек, содержащих изображения четырех предметов.

Примеры невербального стимульного материала:

Карточки с изображениями: 1) 3 часов различной формы и монеты; 2) катушки ниток, ножниц, наперстка, курительной трубки; 3) часов, аптекарских весов, очков, термометра; 4) зонтика, военной фуражки, барабана, пистолета; 5) тумбочки, кровати, шкафа, этажерки; 6) собаки, гуся, лошади, телеги.

Важно отношение обследуемого к допущенным ошибкам — сам заметил или с помощью исследователя. Доступны ли ошибки коррекции.

Методика «Выделение существенных признаков» выявляет понимание обследуемым главных и второстепенных признаков предметов и явлений. Характер выделения признаков свидетельствует о преобладании абстрактного или конкретного стиля мышления. При выполнении методики необходимо к слову, стоящему перед скобками, выбрать два слова (признака) предмета или явления, расположенных в скобках и являющихся неотъемлемыми признаками слова перед скобками.

Примеры стимульного материала:

Сад (растения, садовник, собака, забор, земля).

Река (берег, рыба, рыболов, тина, вода).

Куб (углы, чертеж, сторона, камень, дерево).

Деление (класс, делимое, карандаш, делитель, бумага).

Сарай (сеновал, лошади, крыша, скот, стены).

Кольцо (диаметр, алмаз, проба, округлость, печать).

Игра (карты, игроки, штрафы, наказания, правила).

Чтение (глаза, книга, картинка, печать, слово).

«Ассоциативный эксперимент» используется для оценки качественной специфики мышления. Тест также применяется в психоаналитических целях, для исследования высшей нервной деятельности. При проведении исследования предлагается привести первую пришедшую на ум ассоциацию на предъявляемые слова.

Возможные наборы слов:

1. вариант: шкаф -, город -, сват -, ветка -, перо -, воробей -, кролик -, свеча -, рама -, дорога -, платье -, чернила -, туфли -, кошка -, помидор -, нитка -, тетрадь -, солнце -, подушка -, день -, доска -, улица -, пила -, карандаш -, стакан -.

2. вариант: хлеб -, лампа -, пение -, колесо -, красота -, война -, воздух -, развитие -, звонок -, пещера-, бесконечность -, луна -, брат -, лечение -, топор -, падение -, обман -, голова -, сомнение -, игра -, цель -, глубина -, народ -, трава -, ссора -, бабочка -, поиск -, печаль -, совесть -.

3. вариант: огонь -, сад -, смех -, лес -, красный -, платье -, север -, любовь -, вечер -, радость -, сон -, хлеб -, дело -, болезнь -, труд -, брат -, обида -, гроза -, муж -, весна -, стол -, прошлое -, честь -, космос -, здоровье -.

При анализе результатов исследования учитываются: латентный период (в норме от 0,5 до 2 с), качественные характеристики ответов.

По качеству ответов речевые реакции делят на:

— высшие речевые реакции (общеконкретные, индивидуально-конкретные, абстрактные);

— примитивные словесные реакции (ориентировочные, созвучные, отказные, экстрасигнальные, междометные, персеверирующие, эхолалические);

— атактические реакции (соответствующие диссоциированному мышлению).

У больных шизофренией преобладают атактические (еда — крот) или созвучные (народ — урод) реакции. Это обусловлено особенностями расстройств мышления при данном заболевании, ассоциациями по созвучию и т. д.

Адекватным выполнение исследования считается, если высшие речевые реакции составляют 98-100 %, среди них общеконкретные — 68-72 %, индивидуально-конкретные — 8-12 %, абстрактные — 20 %, низшие, атактические и многословные реакции отсутствуют.

Методика Эббингауза позволяет оценить стройность и продуктивность мышления.

Обследуемому предлагают заполнить пробелы в рассказе:

Стал дед очень стар. Ноги у него не…, глаза не…, уши не…, зубов не стало. И когда он ел, у него текло изо…. Сын и невестка перестали его за… сажать и давали ему… за печкой. Снесли ему раз обедать в…, он хотел ее подвинуть, да уронил на…, чашка и…. Стали тут… бранить старика за то, что он им все в… портит и… бьет.

Целенаправленность мышления оценивается с помощью методики «проблема Эверье». Для анализа предлагается следующий отрывок текста:

Существуют различные взгляды на ценность жизни. Одни считают ее благом, другие — злом. Было бы правильнее держаться середины, потому что, с одной стороны, жизнь приносит нам меньше счастья, чем мы желали бы сами себе, с другой стороны, — ниспосылаемые нам несчастья всегда меньше того несчастья, которого нам желают в душе другие люди. Вот это-то равновесие и делает жизнь вполне выносимой, вернее, до известной степени справедливой.

Исследование нарушений интеллекта

Экспериментально-психологическое исследование интеллекта позволяет уточнить характер и тяжесть снижения интеллекта. Интеллект оценивается опосредованно при исследовании мышления, понимания переносного смысла пословиц и поговорок, общей осведомленности, составляющих основу теста Векслера. Метод Векслера состоит из 11 отдельных методик субтестов, разделенных на вербальную и невербальную группы.

Тест прогрессивных матриц Равена состоит из 60 заданий, распределенных по пяти сериям. В каждой серии представлено изображение полотна с геометрическим рисунком и несколько матриц с одной недостающей частью. Необходимо обнаружить закономерности в матрицах и подобрать из шести-восьми предложенных рисунков ту матрицу, которой недостает в полном изображении. От серии к серии задания усложняются. Результаты оцениваются по количеству правильно подобранных недостающих фрагментов по каждому заданию. Выделяют пять степеней развития интеллекта по тесту Равена:

I степень — более 57 правильных ответов (баллов), т.е. более 95% — особо высокоразвитый интеллект.

II степень — от 45 до 57 баллов (75-94%) — интеллект выше среднего.

III степень — от 15 до 45 баллов (25-74%) — интеллект средний.

IV степень — от 3 до 15 баллов (5-24%) — интеллект ниже среднего.

V степень — менее 3 баллов (5%) — интеллектуальный дефект.

Исследование нарушений эмоций

Патопсихологические методики оценивают аффективные нарушения. На определение степени выраженности тревоги направлена шкала Спилбергера, депрессии — Бека, Гамильтона.

Проективный «цветовой тест Люшера» используется для оценки эмоциональных нарушений. Он представляет собой набор карточек разного цвета (обычно используется восьмицветный тест). Обследуемому предлагают расположить их по мере снижения симпатии к цвету: на первое место поставить «самый приятный» на момент обследования цвет, на последнее — «самый неприятный». Исследование повторяется дважды. За каждым цветом закреплены соответствующие параметры, характеризующие индивидуально-психологические особенности человека. Символика цвета уходит корнями в истоки существования человека на земле и связана с эмоциональной оценкой явлений природы (солнца, плодов, ночи, крови).

Люшер выделил четыре основных цвета (синий, зеленый, красный, желтый) и четыре дополнительных (фиолетовый, коричневый, черный, серый), а также отметил, что постановка цвета на первое место указывает на цветовые ассоциации с основным способом действия, на второе — с целью, к которой человек стремится, на третье и четвертое — с эмоциональной оценкой истинного положения вещей, на пятое и шестое — с невостребованными в данный момент резервами, на последние места — с подавленными потребностями. В аффективной сфере синий цвет ассоциируется с крайней чувствительностью человека, повышенной тревожностью и вследствие этого с потребностью в эмоциональном комфорте, покое. Зеленый цвет указывает на повышенную чувствительность человека к оценке его со стороны окружающих, к критике. Красный демонстрирует жизнерадостность, оптимистичность и раскованность чувств. Желтый — эмотивность и экзальтированность, нетерпеливость, неустойчивость и отсутствие глубины переживаний, а также эмоциональную незрелость. Выбор фиолетового цвета как наиболее приятного может трактоваться как эмоциональная неустойчивость, напряженность. Коричневый цвет отражает тревожность с соматическими эквивалентами; черный — агрессивность, озлобленность, дисфорию; серый — усталость, безразличие.

На основании метода цветовых выборов Люшера (МЦВ) возможна оценка уровня тревожности и стресса. Этот показатель высчитывается на основании перераспределения основных и дополнительных цветов в ряду предпочтительных выборов. Считается, что перемещение основного цвета на 6, 7 или 8 позиций, так же как перемещение дополнительного цвета на 1, 2 или 3 позиции, указывает на имеющийся стресс. Баллы начисляются так: для основных — за 8-ю позицию — 3 балла, за 7-ю — 2, за 6-ю — 1, для дополнительных — за 1-ю — 3, за 2-ю — 2, за 3-ю — 1. Максимальное количество баллов, указывающих на уровень стресса, — 12. Кроме того, оценивается динамика стресса: нарастание в случае большего количества баллов во втором выборе цветов, убывание или отсутствие нарастания при обратных соотношениях.

Патопсихологическая оценка нарушений сознания и воли не является определяющей в диагностическом процессе.

Исследование индивидуально-психологических особенностей

Исследование индивидуально-психологических особенностей человека предполагает изучение свойств темперамента, характерологических черт и особенностей личности.

Миннесотский многопрофильный опросник личности (MMPI) позволяет уточнить личностные особенности пациентов с психическими нарушениями. Он позволяет анализировать индивидуальные тенденции и психопатологические переживания. Опросник состоит из трех оценочных и десяти клинических шкал. Каждая шкала способна выявить как психологические особенности, так и психопатологические симптомы и синдромы. Условной границей является уровень 70 Т.

Первая клиническая шкала (невротического сверхконтроля/ипохондричности) позволяет уточнять склонность к контролю своих эмоций, ориентацию в поведении на традиции, общепризнанные нормы, гиперсоциальность установок. При превышении уровня 70 Т шкала указывает на фиксированность внимания человека на внутренних ощущениях, склонность к преувеличению тяжести своего состояния, ипохондричность.

Вторая шкала (депрессии) отражает уровень снижения настроения, пессимистическую настроенность, опечаленность, удрученность собственным положением, желание уйти от решения сложных жизненных ситуаций. Превышение уровня 70 Т может говорить о клинически выраженной депрессии с чувством тоски, бесперспективности, суицидальными мыслями и намерениями.

Третья шкала (эмоциональной лабильности/истерии) указывает на выраженность неустойчивости настроения, склонности к драматизации событий, чувствительности. При показателях этой шкалы выше 70 Т можно отметить истерические черты поведения: демонстративность, «жажду признания», эгоцентризм, экзальтированность, инфантильность.

По четвертой шкале (социальной дезадаптации/психопатии) возможно обнаружение и подтверждение таких черт, как склонность к импульсивности, конфликтности, недоучет объективных обстоятельств и ориентация на желания, а не на реальность. Показатель по 4-й шкале выше 70 Т демонстрирует признаки социальной дезадаптации, конфликтность, агрессивность, выраженную импульсивность и потерю контроля над собственным поведением.

Пятая шкала (мужественности/женственности) указывает на выраженность свойств, характерных тому или иному полу.

Шестая шкала (аффективной ригидности/паранойи) регистрирует такие качества, как застреваемость на отрицательных переживаниях, обидчивость, склонность к прямоте в общении, практичность, догматизм. Зашкаливание за 70 Т может быть подозрительным в отношении формирования у человека сверхценных или бредовых идей с чувством собственной ущемленности, враждебности со стороны окружающих.

Седьмая шкала (тревоги/психастении) демонстрирует выраженность психастенических черт характера, тревожности, мнительности, склонности к образованию навязчивых идей, а при превышении 70 Т — дезорганизацию поведения вследствие этих особенностей.

Восьмая шкала (индивидуалистичности/аутизма/шизофрении) отражает такие личностные качества, как своеобразие иерархии ценностей, отгороженность от окружающих, индивидуалистичность, трудности в общении. Превышение уровня 70 Т может указывать на выраженную дезорганизацию поведения, снижение реалистичности, склонность к аутистическому типу мышления.

По девятой (оптимизма/гипомании) и десятой (интра-, экстраверсии) шкалам возможна оценка данных качеств как в рамках психологических особенностей, так и при психической патологии.

При неврозах преобладают показатели первых трех шкал. Нередко им сопутствует повышение по 7-й шкале. При истерических симптомах профиль личности по MMPI приобретает вид «конверсионной пятерки» — при повышении трех шкал невротической триады лидируют 1-я и 3-я, а 2-я несколько ниже, образуя вид латинской буквы V. При психопатиях отмечается повышение по 4-й шкале. При психозах регистрируется повышение шкал психотической тетрады (4, 6, 8, 9). Кроме того, выделяют астенический и стенический тип профилей. В первом случае отмечается повышение по 2-й и 7-й шкалам, во втором — по 4-й, 6-й и 9-й шкалам. Депрессивный синдром психотического уровня отражается на MMPI пиками по 2-й, 7-й и 8-й со снижением (отрицательным пиком) по 9-й шкале, маниакальный — пиками по 9-й и 4-й и снижением по 2-й и 7-й шкалам.

Нейропсихологические методы исследования.

Нейропсихология изучает строение и функциональную организацию высших психических функций, психологические процессы и эмоциональную регуляцию с позиций системного подхода. Основой современной нейропсихологии является теория системной организации высших психических функций, концепция которой заключается в том, что любая психическая функция осуществляется благодаря функциональному взаимодействию различных зон мозга, каждая из которых вносит свой «специфический вклад».

Нейропсихологическое исследование направлено на оценку состояния высших психических функций, особенностей функционирования асимметрии полушарий и познавательных процессов.

Оценка латеральной организации функций

Оценка право-, леворукости складывается из данных анамнеза, наблюдения за обследуемым и относительно объективного исследования с помощью специальных проб.

Опросник М. Аннетт

Какой рукой вы предпочитаете кидать предметы? Какой рукой вы пишете? Какой рукой вы рисуете? Какой рукой вы играете в теннис? В какой руке держите ножницы? Какой рукой причесываетесь? Какой рукой бреетесь (красите губы)? В какой руке держите зубную щетку? В какой руке держите нож во время еды или при затачивании карандаша? В какой руке держите ложку во время еды? В какой руке держите молоток для забивания гвоздей? В какой руке держите отвертку?

Луриевские пробы

1. Переплетение пальцев. 2. Поза «Наполеона». 3. Руки за спиной. 4. Аплодирование. 5. Кулак на кулак. 6. Нога на ногу.

Зрительная асимметрия: 1. Ведущий глаз. 2. Прицеливание.

Слухоречевая асимметрия: Дихотическое прослушивание.

Нейропсихологический анализ высших психических функций

Ориентировка во времени

1. Какое сегодня число? (число, месяц, год).

2. Какой день недели?

3. Сколько сейчас времени? (не глядя на часы).

4. Сколько длилось обследование?

5. Отсчитайте про себя минуту (индивидуальная минута).

Двигательные функции

1. Кинестетический праксис:

а) праксис позы (воспроизведение позы пальцев) по зрительному образцу. Правая рука — О 1-2, О 1-4, 2-3, 2-5. Левая рука — О 1-2, О 1-4, 2-3, 2-5;

б) праксис позы по тактильному образцу. Правая рука — О 1-2, О 1-4, 2-3, 2-5. Левая рука — О 1-2, О 1-4, 2-3, 2-5;

в) перенос позы по тактильному образцу. Правая рука-левая рука (2-3, 2, 2-5). Левая рука-правая рука (2-3, 2, 2-5).

2. Кинетический (динамический) праксис (повторение заданной последовательности движений):

а) реципрокная координация;

б) ребро-кулак-ладонь; кулак-ребро-ладонь;

в) графические пробы;

г) оральный праксис (подуть, надуть щеки, оскал, высунуть язык, цоканье, щелканье языком…).

3. Пространственный праксис (повторение пространственно-ориентированных движений).

а) «голосование»;

б) рука горизонтально перед грудью;

в) ладонь горизонтально под подбородком;

г) левая рука — правая щека;

д) правая рука — левое ухо;

е) левый кулак под правой ладонью ребром;

ж) правая рука — левое ухо, левая рука — правая щека.

Действия с воображаемыми предметами: Размешать чай. Зажечь спичку. Вдеть нитку в иголку.

Символические действия: Погрозить. Поманить. Отдать честь.

4. Конструктивный праксис (складывание из палочек по образцу, рисование по вербальному заданию, срисовывание объемных геометрических фигур).

Нарушения праксиса:

Акинетическая (психомоторная) апраксия обусловлена недостатком побуждения к движениям.

Амнестическая апраксия — нарушения произвольных движений при сохранении подражательных.

Идеаторная апраксия — невозможность наметить план последовательных действий, составляющих сложный двигательный акт при сохранении возможности их случайного выполнения.

Конструктивная апраксия — невозможность составления целого предмета из его частей.

Пространственная апраксия — нарушения ориентировки в пространстве, прежде всего в направлении «правое — левое».

Соматосенсорный гнозис (восприятие)

Тактильный гнозис:

Локализация прикосновения. Правая рука. Левая рука.

Проба Тойбера (одновременное прикосновение к левой и правой руке).

Дермолексия (определение фигур и цифр, написанных на коже).

Называние пальцев (без зрительного контроля):

Правая рука — 5 1 3 2 4 5 1 4 2. Левая рука — 2 4 1 5 3 4 2 3 1.

Стереогнозис (узнавание предметов на ощупь при закрытых глазах):

Тактильная агнозия (астереогнозис) — нарушение способности узнавать предъявляемые предметы на ощупь при отсутствии отчетливых дефектов элементарных видов чувствительности (поверхностной и глубокой).

Тактильная предметная агнозия — нарушение узнавания на ощупь с закрытыми глазами величины и формы предмета, определения его функционального назначения.

Тактильная агнозия текстуры объекта — неспособность определить путем ощупывания качество материала, характер поверхности предмета, его плотность.

Слуховой гнозис. Слухо-моторные координации

1) Исследование слухового восприятия — узнавание знакомых шумов (шелеста бумаги, звона ключей).

2) Идентификация ритмов (сколько ударов?).

3) Воспроизведение предъявляемых ритмических последовательностей (по инструкции, по образцу).

4) Узнавание общепопулярных мелодий.

Слуховая агнозия — нарушение музыкальных способностей, имевшихся у пациента в прошлом.

Моторная амузия — нарушение воспроизведения знакомых мелодий. Сенсорная амузия — нарушение узнавания знакомых мелодий.

При слуховой агнозии может нарушаться идентификация голосов животных и птиц, разнообразных бытовых шумов.

Схема тела

Исследование право-левой ориентировки (просят показать собственную левую руку, правую руку экспериментатора, сидящего со скрещенными руками).

Оценка пальцевого гнозиса по вербальной инструкции, называние пальцев.

Соматоагнозия (нарушения схемы тела) — нарушение узнавания частей собственного тела, оценки их состояния, расположения по отношению друг к другу.

Выделяют: анозогнозию гемиплегии, слепоты, глухоты, афазии, боли.

Аутотопагнозию — игнорирование половины тела или неузнавание его частей.

Ориентировка в пространстве

Ориентировка в реальном пространстве (узнавание своей палаты, места нахождения).

Пространственные отношения (предлагают нарисовать план своей комнаты с указанием расположения дверей, окон, мебели), частей света (по условной географической точке, поставленной экспериментатором на листе бумаги).

Узнавание времени на «слепом» циферблате, установка «стрелок» часов по вербальной инструкции.

Зрительный гнозис

1) Узнавание реальных предметов. 2) Узнавание реалистических изображений. 3) Узнавание наложенных друг на друга изображений предметов. 4) Узнавание изображений предметов с «недостающими» признаками, на «зашумленных рисунках» (перечеркнутые изображения, фигуры Поппельрейтера, конфликтные фигуры). 5) Узнавание букв. 6) Рассказ по сюжетным картинкам («Прорубь», «Разбитое окно»). 7) Рассказ по серийным, сюжетным картинкам. 8) Идентификация и классификация цветов по оттенкам.

Лицевой гнозис — узнавание знакомых лиц, идентификация фотографий незнакомых лиц по заданному образцу, портретов писателей.

Нарушения зрительного гнозиса: предметная агнозия — затруднение узнавания отдельных предметов и их изображений при сохранном периферическом зрении. Тактильное опознание предметов не нарушается.

Прозопагнозия — агнозия на лица, неспособность узнавать знакомых людей, определять индивидуальную принадлежность человека по изображению, различать мужчин и женщин, особенности мимики. Редко нарушается способность узнавания собственного лица в зеркале.

Цветовая агнозия — нарушение классификации цветов, подбора одинаковых цветов и оттенков.

Симулътантная агнозия — нарушения возможности узнать и понять содержание сюжетных картинок при правильном опознавании отдельных объектов и деталей картинки.

Мнестические функции

Слухоречевая память:

а) Запоминание серии слов (до 4 предъявлений).

Примеры заданий:

рыба-печать-дрова-рука-дым-ком;

пузырь-краска-совок-нога-хлеб-шар;

звезда-нитка-песок-белка-пыль-шелк.

Нормативным является непосредственное полное воспроизведение слов с третьего раза, при сохранном порядке воспроизведения. После гетерогенной интерференции (другой деятельности в течение 10-20 мин) — отсроченное воспроизведение запоминаемых слов. При отсроченном воспроизведении допустимы 2 ошибки;

б) Запоминание двух серий слов (до 4 предъявлений).

Примеры заданий:

1) дом-лес-кот ночь-игла-пирог;

2) кит-меч-круг лед-флаг-тетрадь;

3) кран-столб-конь день-сосна-вода.

Нормативы эффективности выполнения теста такие же, как в пункте а). Обязательно удержание эталонного порядка слов.

в) Запоминание фраз.

В саду за высоким забором росли яблони // На опушке леса охотник убил волка.

г) Запоминание рассказов.

«Галка и голуби».

Галка услыхала, что голубей хорошо кормят. Обелилась она в белый цвет и влетела в голубятню. Голуби ее приняли. Накормили. Но она не удержалась и закричала по галочьи, тогда они ее выгнали. Хотела она вернуться к своим, к галкам, а те тоже ее не признали и выгнали.

Мораль?

Зрительная память

а) Запоминание 6 геометрических фигур.

Нормативы эффективности выполнения теста такие же, как при исследовании слухоречевой памяти. Обязательно удержание эталонного порядка фигур. Прочность хранения зрительной информации исследуется через 30 мин без дополнительного предъявления эталона. При отсроченном воспроизведении допустимы 2 ошибки (забывание фигуры, ее неверное изображение, потеря порядка воспроизведения);

б) Запоминание 6 букв.

Примеры: ЕИРГКУ; ДЯВСРЛ; НЮБКИЪ; ОУЗТЩЧ;

в) Воспроизведение по памяти сложно организованных геометрических фигур (Тейлора, Рея — Остеррица).

Речевые функции

Исследование экспрессивной речи

а) Спонтанная диалоговая речь.

Предъявляются вопросы, которые предусматривают короткий, односложный ответ (типа «да», «нет», «хорошо», «плохо») и развернутый. Вопросы затрагивают обыденную жизнь.

При анализе полученных ответов учитывается способность понимать обращенные вопросы, поддерживать диалог. Отмечается характер мимики, жестов. В ответах рассматриваются их односложность или развернутость, особенности произносительной стороны речи, наличие эхолалий, быстрота ответов, различия в ответах на эмоционально значимые и индифферентные для испытуемого вопросы;

б) Автоматизированная речь.

Просят перечислить числовой ряд (от 1 до 6, от 7 до 12, от 15 до 20), перечислить месяцы в году.

Учитываются возможность плавного перечисления автоматизированных рядов, пропуски составляющих элементов, персеверации, парафазии;

в) Повествовательная (монологическая) речь.

Пересказ коротких рассказов вслух после прочтения их экспериментатором, составление предложений или короткого рассказа по любой сюжетной картине.

При анализе повествовательной речи обращается внимание на то, в какой мере в пересказе отражены ключевые элементы текста, сохранены нужная последовательность повествования, близость пересказа к тексту, понимание смысла рассказа.

Отмечаются возможность самостоятельного воспроизведения рассказа без наводящих вопросов, активность, развернутость, плавность или отрывистость речи, поиски слов, аграмматизмы, преобладание в речи глаголов, вводных слов или существительных, характер парафазии, их изменчивость;

г) Исследование отраженной речи:

— повторение изолированных гласных звуков (а, о, у, и, е, ю);

— изолированных согласных звуков (эм, эр, рэ, с, д, к);

— слогов триграмм (лив, кет, бун, шом, тал, гис);

— серий трех сложных гласных звуков (аоу, уао, оау, уоа, оуа, ауо);

— серий оппозиционных слогов (ба-па, па-ба, ка-ха, са-за);

— различение изолированных гласных звуков и их серий (а-у-у-а-у-а);

— дифференцирование близких по звучанию слогов, слов и звукосочетаний (да-та-да-да-та-та);

— повторение простых и сложных слов (дом, работа, водопровод, полководец, стратостат);

— повторение предложений и серий слов, не связанных по смыслу (дом-лес, луч-мак, сон-бег, ночь-план-лист);

— повторение серий слогов триграмм (бун-лец, кет-лаш, зук-тиз, рел-зук-тиз);

— повторение серий слов, название реальных предметов, частей тела, изображений предметов;

— название действий (топор-рубить, ножницы-резать, пистолет-стрелять);

д) Исследование понимания обращенной речи и понимания словесных значений.

Для этого просят объяснить значение и смысл отдельных слов:

— простых команд (закрыть глаза, показать язык, поднять руку);

— флексивных отношений (ключ-ручкой, ручку-ключом, ручкой-ключ, ключом-ручку);

— понимания отношений между предметами, выраженными одним предлогом и наречием места (положите ручку под книгу, над книгой, справа от книги);

— двумя предлогами (положите тетрадь в книгу, но под ручку);

— понимание конструкций родительного падежа (отец брата и брат отца, сын сестры и сестра сына);

— интравертированных конструкций (Я позавтракал после того, как прочитал газеты. Что я сделал раньше?);

— проб Хеда (Покажите указательным пальцем правой руки левое ухо);

е) Оценка фонематического анализа. Определение количества букв в словах, первой и последней букв в слове, анализ слова по одной или двум фонемам (если произносится слово, в котором есть звук «с» или «с» и «р», — поднять руку).

Нарушения речи:

Речевой напор — патологическое речевое возбуждение с непрерывной потребностью говорить.

Вычурная речь — использование необычных, малопонятных, часто не подходящих по смыслу слов, сопровождающихся манерной жестикуляцией и гримасничаньем.

Зеркальная речь (эхолалия) — непроизвольно повторяемые слова, услышанные от окружающих.

Монотонная речь — расстройство речи, при котором отсутствуют (или крайне незначительны) изменения интонаций.

Обстоятельная речь — замедленная речь, с излишне подробным изложением маловажных и несущественных деталей.

Олигофазическая речь — обеднение словарного запаса, грамматического строя и интонаций.

Парадоксальная речь — преобладание противоречивых по смыслу высказываний.

Персевераторная речь — многократное повторение одного и того же слова или оборота речи, невозможность подобрать необходимые слова и обороты для продолжения речи.

Пуэрильная речь у взрослого — напоминает лепетание, картавость и интонационные особенности детской речи.

Рифмованная речь — наполнена всевозможными рифмами, которые используются часто в ущерб смыслу.

Скандированная речь — это расстройство речи, при котором говорят медленно, раздельно произнося слоги и слова.

На основании вышеперечисленных методик нейропсихологического исследования возможно выявление следующих синдромов нарушений высших корковых функций:

Эфферентная (вербальная) моторная афазия — дефект речи в виде нарушений плавности артикуляционной речи, грубой персеверации, неспособности проанализировать услышанные или произносимые слова, неудержания речеслухового ряда, отчуждения смысла слов. Часто эти нарушения сопровождаются потерей плавности речи с затруднениями в приступе к слову, напряжением, запинаниями, смазанностью произношений.

Локализация очага при эфферентной моторной афазии преимущественно в задне-нижних отделах премоторной области левого, доминантного по речи, полушария головного мозга («зона Брока»).

Динамическая афазия проявляется скудной, свернутой, стереотипной речью без произносительных затруднений. Речевая инициатива оказывается резко сниженной в сочетании с тенденцией к использованию речевых штампов. Автоматизированная речь нарушается незначительно или чаще не нарушается. Также мало нарушенными оказываются номинативные функции речи, однако они отчетливо проявляется в диалогической и спонтанной речи в виде поиска нужного слова. Отраженная речь обычно остается сохранной, но может пострадать воспроизведение многосложных предложений. Понимание речи и сложных грамматических конструкций не страдает или нарушается незначительно.

Выделяют 3 уровня речевых поражений:

— на 1-м (уровне замысла) спонтанная речь может отсутствовав», диалогическая осуществляется только с опорой на вопрос;

— нарушения 2-го уровня отчетливо проявляются в монологической речи, составлении предложений к сюжетных картинкам, пересказе текста, составлении рассказа на заданную тему, невозможности трактовки пословиц, идиоматических выражений. Ошибки обусловлены дефектами синтаксиса, вербальными заменами и даже персеверацией (на 1-м и 2-м уровнях динамической афазии грубо нарушается коммуникативная функция речи — больные не задают вопросов и не стремятся рассказывать о себе);

— 3-й уровень характеризуется экспрессивными аграмматизмами: ошибками в согласовании слов в роде и падеже, глагольной слабостью и неправильным употреблением глагольных форм, отсутствием предлогов, общей бедностью речевого высказывания.

Динамическая афазия, как самостоятельная форма речевой патологии, возникает при очагах поражения мозга кпереди от «зоны Брока» (задние отделы извилины и медиальной поверхности левого полушария).

Афферентная (артикуляционная) моторная афазия характеризуется кинестетической апраксией, приводящей к системному дефекту на артикуляционном, лексическом и синтаксическом уровнях.

Клинически это проявляется отсутствием всех видов экспрессивной речи при относительно сохранном понимании обращенной речи и чтении про себя.

Очаг поражения локализуется в левом полушарии (у праворуких) в нижних отделах задне-центральной области с большим или меньшим вовлечением передних отделов теменной доли.

Акустико-гностическая (сенсорно-акустическая) сенсорная афазия — нарушения экспрессивной и импрессивной речи. Спонтанная и диалоговая речь в зависимости от степени выраженности нарушается от степени «словесной окрошки», представляющей собой набор нечленораздельных по звуковому составу слов, до относительно сохранной, но лексически обедненной речи. Нередко наблюдаются логорея и склонность к речевой расторможенности.

Экспрессивная речь без произносительных затруднений, интонационно выразительная и эмоциональная. Отмечаются изменения грамматической структуры речи. Речь больных изобилует глагольными формами, вводными словами, наречиями, при относительной малой представленности существительных. Грубо нарушена отраженная речь — отмечаются повторения отдельных звуков, слов и предложений. Понимание ситуативной речи тотально нарушается лишь при грубой степени афазии. В большинстве случаев сохраняется возможность понимания отдельных слов и простых команд.

Очаг поражения локализуется преимущественно в задне-верхних отделах 1-й височной извилины левого полушария («зона Вернике»).

Акустико-мнестическая (сенсорно-амнестическая) афазия — нарушения номинации. Функция называния может нарушаться в большей или меньшей степени, причем отчетливой разницы в назывании предметов и действий нет. Трудности называния выражаются увеличением латентного периода припоминания, вербальными заменами, реже литеральными или отказом от ответов. Иногда называние заменяется описанием назначения предмета или ситуацией, в которой он встречается. Нередко конкретное название изображения предметов заменяется их обобщенным понятием. Наблюдаются затруднения в нахождении нужных слов или выражений. Произносительные нарушения речи не отмечаются.

В классификации А.Р. Лурия выделены две формы афазии, связанные с поражением височно-теменной области левого полушария (у праворуких): амнестическая и семантическая. Если очаг поражения распространяется в каудальном направлении и захватывает теменно-затылочную область, то могут возникнуть специфические нарушения чтения и письма (оптическая алексия и аграфия).

Семантическая афазия в отличие от акустико-мнестической и амнестической афазии характеризуется наличием грубого избирательного импрессивного, реже — экспрессивного аграмматизма, проявляющегося в нарушении понимания и оперирования сложными грамматическими категориями. Больные плохо понимают предлоги и наречия места, отражающие пространственные взаимоотношения между объектами, сравнительные и переходные конструкции, временные отношения, конструкции родительного падежа. При этом сохраняется способность читать и писать.

Преимущественная локализация очагов поражения — область надкраевой извилины теменной доли левого полушария.

Исследование письма:

— Списывание коротких фраз.

— Письмо букв, слогов, слов и фраз под диктовку.

— Запись автоматизированных энграмм (речевых стереотипов). Примеры: Собственное имя, отчество, фамилия, адрес.

Аграфия — нарушение способности писать правильно по смыслу и форме при сохранности двигательной функции руки.

Исследование чтения:

— Чтение слогов, слов, идеограмм, выполненных разными шрифтами.

— Чтение простых предложений и коротких рассказов, газетного текста.

— Чтение «зашумленных» букв.

Алексия — расстройство чтения, обусловленное нарушением понимания текста.

Выделяют: Вербальную алексию — нарушение понимания смысла фраз и отдельных слов. Литеральную алексию — нарушение узнавания отдельных букв, цифр и других знаков.

Исследование счета:

— Чтение, называние, написание предложенных чисел.

— Автоматизированные счетные операции (таблица умножения).

— Сложение и вычитание однозначных и двузначных чисел.

— Письменный счет.

— Решение простых задач. Пример: Хозяйка тратит за 5 дней 15 литров молока. Сколько она тратит за неделю?

— Серийный счет (от 100 отнимать по 7, от 200 по 13; поочередно отнимать от 30 то 1, то 2).

Акалькулия — нарушение способности производить арифметические действия. Встречается при поражении теменной и затылочной долей доминантного полушария головного мозга.

Патопсихологическое обследование важнейший показатель состояния ЦНС

Патопсихология является отраслью психологической науки. Ее данные имеют теоретическое и практическое значение для психологии и психиатрии.

Патопсихология как психологическая дисциплина исходит из закономерностей развития и структуры психики в норме. Она изучает закономерности распада психической деятельности и свойств личности в сопоставлении с закономерностями формирования и протекания психических процессов в норме, она изучает закономерности искажений отражательной деятельности мозга.

В Брейн Клиник широко применяются различные модернизированные и классические методики патопсихологического обследования, что позволяет провести полное обследование нервной системы.

Именно поэтому Брейн Клиник является наиболее передовой в системе медицинского обслуживания и имеет высокие результаты лечения различных расстройств нервной системы.

Патопсихологическое обследование и нарушения сознания

Понятие сознания, которое А.В.Снежневский определяет как «условное», базируется на взглядах немецкого психиатра К.Ясперса, рассматривающего сознание как фон, на котором происходит смена различных психических феноменов. Соответственно при душевных заболеваниях сознание может нарушаться независимо от других форм психической деятельности и наоборот. Так, в историях болезни можно встретить выражения, что у больного имеет место бред при ясном сознании, нарушено мышление на фоне ясного сознания и т.п. Метафорические признаки «ясности» и «помрачения» сознания, введенные К. Ясперсом, стали определяющими для характеристики сознания в учебниках психиатрии до настоящего времени. Вслед за К.Ясперсом в качестве критериев помраченного сознания берутся:

дезориентировка во времени, месте, ситуации;
отсутствие отчетливого восприятия окружающего:
разные степени бессвязности мышления;
затруднение воспоминаний происходящих событий и субъективных болезненных явлений.

Для определения состояния помраченного сознания решающее значение имеет установление совокупности всех вышеперечисленных признаков. Наличие одного или нескольких признаков не может свидетельствовать о помрачении сознания.

Патопсихологическая диагностика детей

С помощью специальных методов сбора и анализа данных медицинский психолог помогает врачу-психиатру установить причины трудностей адаптации, особенностей поведения, общения со сверстниками и в семье, сложностей в учебе, выявляет потенциально сильные стороны ребенка, которые могут стать подспорьем в коррекционных занятиях.

Патопсихологическую диагностику проводит медицинский психолог – специалист с высшим психологическим образованием со специализацией в области клинической психологии.

Направление на экспериментально-психологическое исследование дает лечащий врач-психиатр или врач-психиатр КДО (консультативно-диагностического отделения). Это одна из основных форм обследования, которая назначается большинству тех, кто обратился за помощью. Она предлагается, когда врачу-психиатру нужно более детальное изучение психологического профиля ребенка, и обычно используется, чтобы проверить гипотезы врача о наличии или отсутствии специфических особенностей в работе познавательных функций, в проявлениях личности ребенка и (или), чтобы получить более полное представление о психологической составляющей клинической картины. Прохождение патопсихологической диагностики обязательно для подготовки к ряду комиссий, например, по решению вопросов инвалидности и мерах социальной поддержки.

Патопсихологическая диагностика: формы и задачи

Патопсихологическое обследование может проводиться в нескольких формах с учетом решаемых задач:

  • Классическая патопсихологическая диагностика необходима для того, чтобы установить целостную картину психологического функционирования ребенка по основным психическим функциям, выявить, какие трудности на данный момент выходят на первый план, а также отметить те проявления, которые могут быть полезны врачу-психиатру (на амбулаторном приеме или в стационаре) для постановки (уточнения) диагноза.
  • Дополнительная патопсихологическая диагностика может проводиться с целью детального изучения познавательных, интеллектуальных возможностей, эмоционально-личностной сферы, а также для решения специфических запросов специалистов (например, оценка суицидального риска) или после периода адаптации ребенка к условиям стационара с формированием доверительного контакта со специалистом, когда клиническая картина тем не менее остается неясной.
  • Динамическое патопсихологическое обследование позволяет оценить изменения в настроении, актуальном эмоциональном состоянии, особенностях концентрации внимания, в способности к произвольной саморегуляции, работоспособности на этапе завершения лечения в стационаре, по итогу смены терапии, проведения коррекционных занятий.

Как проходит патопсихологическое обследование?

Патопсихологическое обследование длится от 30 минут до 2,5 часов в условиях стационара, при амбулаторном приеме до 1,5 часов. Время рассчитывается с учетом состояния, возраста, особенностей контакта ребенка, запроса врачей и целей психолога. Иногда может потребоваться несколько встреч с ребенком.

Сама встреча обычно состоит из нескольких основных шагов: беседа и выполнение методик.

Патопсихологическое обследование отличается от других форм диагностики тем, что большую часть времени ребенок и специалист сидят за столом. В первую очередь, психолог устанавливает доверительный контакт. Ребенку во время беседы предоставляется возможность высказать то, что его беспокоит, поделиться своими интересами и возникающими трудностями. Если ребенок не говорит, предлагаются простые, а по возможности чуть усложненные инструкции, исследуется понимание речи.

Затем, предлагается выполнение заданий доступного уровня сложности, подобранные индивидуально в зависимости от диагностических предположений врача, запроса родителей, гипотез специалистов и с учетом актуального состояния ребенка, его возрастных возможностей.

Если школьные задания еще недоступны ребенку, то инструкции предлагаются в игровой форме для оценки уровня развития бытовых навыков, а также простые задания на выявление возможных достижений, способности к усвоению новых знаний, готовности к контакту со взрослым. В качестве диагностики с ребенком может проводиться игра, во время которой оценивается способность к сотрудничеству, качество доступной сюжетной игры со специалистом и без него, готовность использовать игровые предметы, понимание их назначения.

Для детей более старшего возраста используются задания, которые скорее напоминают школьные, например, нарисовать дом или дерево. Если ребенок не понимает инструкцию, психолог его направляет, таким образом исследуя обучаемость.

В арсенале медицинского психолога присутствуют методики разных форм и видов подачи:

  • стандартизированные опросники,
  • специализированные тесты (например, разложить предложенную стопку карточек в соответствии с заданием или показать цифры в определенной последовательности),
  • проективные методики (например, ребенка просят придумать рассказ или образ, завершить предложенную фразу или продолжить сказку),
  • оцениваются школьные навыки (например, даются задачи или счет, предлагается прочитать и пересказать текст), общий кругозор (например, знание дней недели или географических объектов).

В процессе выполнения заданий психолог наблюдает за поведением ребенка, его эмоциональным состоянием, подбирая методики и инструкции. Так, с одной стороны, выявляется готовность ребенка к принятию неудач, умение справляться с трудностями, потребность в игровых формах подачи, в дополнительном поощрении, а, с другой, сохраняется нацеленность на выполнение заданий.

Родители и законные представители могут присутствовать при патодиагностике. Это часто имеет достаточно важную диагностическую информацию, когда психолог видит, как ребенок обращается к родителям, как реагирует на их слова.

Стоит отметить, что во время беседы психолога с ребенком и выполнения им диагностических заданий активное участие родителей нежелательно. На некоторое время специалист может попросить взрослых выйти. Это важный момент для оценки сформированного типа привязанностии поведения ребенка в контакте с другим взрослым. Также, возможно, есть ситуации или проявления, о которых ребенок/подросток готов рассказать специалисту только наедине.

Можно ли обмануть систему

Один из самых часто задаваемых мне вопросов — а можно ли обмануть диагноста. Однозначного ответа на него нет. It depends, как говорится.
Если испытуемый знает предмет (патопсихологию и психиатрию) гораздо лучше психолога и врача, то, теоретически, да, он может симулировать или диссимулировать. Это очень сложно: нужно постоянно помнить об огромном количестве факторов, одна неверно поставленная чёрточка в пиктограммах может полностью разрушить формируемый обманщиком образ.
Помимо хороших знаний в предметной области, нужно иметь очень хорошее владение телом и быть неплохим актёром, иначе по невербалике будет видно, что «что-то тут не так», и никакие идеальные пиктограммки не помогут.
А ещё мы иногда откровенно провоцируем своих испытуемых, и они могут сломаться под давлением эмоций, обнаружив свою истинную сущность.
Ну, и самое сложное — таблетки. У нас в больнице пациент не может не получать медикаментозного лечения. Ему обязательно дают таблетки, но не говорят, какие именно, он не знает, какие препараты ему назначены. И если он хочет кого-то обмануть, ему придётся очень тяжело: нужно понять, что это за препараты и как они влияли бы на того человека, которого он изображает.
С другой стороны, наш гипотетический обманщик в отделении не один, он вполне может найти человека того типа, который изображает, среди пациентов, визуально сравнить получаемые таблетки и уколы, с помощью своей наблюдательности выделить некоторые изменения, которые появились в «доноре поведения» с момента назначения лекарств, и скопировать их. Но это уже из области фантазий, за которые наши психиатры меня саму могли бы подвергнуть исследованию :)
Да, ещё момент: часто приходится встречаться с тем, что некто старается как-то обидеть или шокировать психолога, например, нарисовав половой орган, экскременты и что-то в этом роде. Так вот, фишка в том, что, во-первых, такой поступок уже сам по себе диагностичен, а, во-вторых, то, как нарисован данный объект, может дать ровно ту же информацию, которую можно было бы получить из честно выполненного рисунка.

Патодиагностика. Подводим итоги

После патопсихологического обследования специалист пишет в структурированной форме с использованием специальных терминов заключение для врача-психиатра, в котором отражены психологические особенности ребенка, причины возможных нарушений, даются рекомендации. Это заключение законные представители ребенка могут получить по запросу. Итоговые выводы также содержаться в выписке (выписном эпикризе). Полученная информация строго конфиденциальна, на неё распространяется закон о врачебной тайне, то есть данные могут быть переданы третьим лицам только в случаях, определенных действующим законодательством РФ.

Родители могут узнать результат патопсихологической диагностики и дальнейшие возможности лечения и коррекции. Не стесняйтесь задавать вопросы! Психологи и врачи-психиатры Центра им. Г.Е.Сухаревой в простой, доступной и понятной форме расскажут о полученных результатах и подскажут, как действовать дальше

Источники

  • https://psyclinic-center.ru/articles/patopsihologicheskoe-issledovanie
  • https://preobrazhenie.ru/patopsikhologicheskaya-diagnostika/
  • https://psytheater.com/patopsihologiya.html
  • https://chastnaya-psihiatricheskaya-klinika.ru/patopsikhologicheskaya-diagnostika
  • https://chastnaya-psihiatricheskaya-klinika.ru/patopsikhologicheskoe-obsledovanie
  • https://habr.com/ru/post/400869/
  • https://bookap.info/genpsy/osclin/gl41.shtm
  • https://bookap.info/genpsy/samohvalov/gl9.shtm
  • https://brainklinik.ru/patopsyhologia/
  • https://arbat25.ru/nashi-metodyi/psixologiya/patopsixologicheskoe-issledovanie
  • https://suhareva-center.mos.ru/services/medical/diagnostics/patopsihologicheskaya-diagnostika/

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector